Фармакоэкономики: теория и практика
№1, 2022, Т.10

Герасимова Д.А., Герасимова Е.В., Захарова О.В., Лобутева Л.А., Медведева В.С., Попкова Т.В. 12

Цель. Сравнить затраты на достижение одного ответа на терапию различными группами генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП) и таргетных синтетических базисных противовоспалительных препаратов (тсБПВП) у пациентов с ревматоидным артритом (РА). Материалы и методы. В исследование было включено 320 пациентов с РА. Пациенты были разделены на 4 группы (n=80 в каждой) в зависимости от проводимой терапии: 1 группа больных получала анти-В-клеточный препарат, 2 группа - ингибиторы ФНО-альфа (α), 3 группа - ингибитор интерлейкина-6 и 4 группа - ингибитор Янус-киназ (Janus kinase – JAK). Расчеты затрат на достижение ответа на терапию осуществлялся с помощью модели затрат на респондента (cost per responder, CPR). Эффективность терапии оценивалась с использованием общепринятого индекса активности РА DAS28 и динамики данного показателя на фоне 12 месяцев терапии. В качестве ответа на терапию был принят хороший ответ по DAS28 (крите- рии ответа EULAR): текущий DAS28≤3,2 и улучшение его по сравнению с базовым уровнем DAS28>1,2. Для лидирующих по CPR-DAS28 препаратов было проведено дополнительное исследование CPR по индексам SDAI, CDAI, RAPID-3. Результаты. Хороший эффект на терапию чаще отмечался в 3 группе (56,3%) и 4 группе пациентов (6,3%) по сравнению с 1 группой (11,5%, р<0,05 в обоих случаях) и 2 группой больных (22,5%, р<0,05 в обоих слу- чаях). Затраты на достижение ответа на терапию (CPR-DAS28) в 3 группе больных составили 1094772,6 руб., в 4 группе - 1089201,3 руб. и ока- зались в 3,3 раза ниже, чем в 1 группе (3587662,2 руб., р<0,05 в обоих случаях) и в 2,3 раза ниже, чем в 4 группе (2545747,3 руб., р<0,05 в обоих случаях). Для ингибитора интерлейкина-6 CPR-SDAI составил 786867,9 руб., CPR-CDAI – 774285,7 руб., CPR-RAPID-3 – 786867,9 руб. Для ингибито- ра JAK CPR-SDAI составил 1048831,2 руб., CPR-CDAI – 1088379,9 руб., CPR-RAPID – 915730,8 руб. Заключение. Затраты на достижение ответа на терапию (по DAS28) у ингибитора интерлейкина-6 и ингибитора JAK оказались ниже, чем при использовании анти-В-клеточного препарата и ингибиторов ФНО-α. Определение затрат на достижение ответа по индексам SDAI, CDAI, RAPID-3 позволило выявить преимущество терапии ингибитором интерлейкина-6 над ингибитором JAK.

Борисов Д.Н., Кононов В.Н., Меркулов А.В., Мирошниченко Ю.В., Щерба М.П. 13

При оптимизации управления ресурсами медицинского имущества (МИ) в военно-медицинских организациях (ВМО) актуальным выступает применение методов стратегического анализа, одним из которых выступает SWOT-анализ, позволяющий провести совместное изучение и установление связи между факторами внешней и внутренней среды при определении сильных и слабых сторон процессов управления ресурсами МИ в крупной ВМО в современных социально-экономических условиях. Цель работы заключалась в проведении SWOT-анализа управления ресурсами МИ в крупных ВМО и составлении матрицы решений SWOT-анализа, выступающей эффективным инструментом стратегического планирования и принятия решений. Модель SWOT-анализа управления ресурсами МИ в крупной ВМО включала следующие элементы: составление стандартной матрицы SWOT-анализа; применение метода экспертных оценок (с определением компетентности и согласованности мнений экспертов); составление перекрестной (сводной) матрицы SWOT-анализа; SWOT-анализ взвешенной бальной оценки; статистический SWOT-анализ; построение матричной модели Мак-Кинси. По итогам оценки модели Мак-Кинси выявлено, что реализация возможностей крупной ВМО при управлении ресурсами МИ под воздействием внешних угроз и факторов внутренней среды имеет нестабильный успех, что говорит о необходимости внимательного отношения к попыткам реализации той или иной имеющейся возможности роста. В рамках проведенного SWOT-анализа были обоснованы 4 стратегии: стратегия прорыва (соотнесение сильных сторон и возможностей); стратегия переходного периода No 1 (соотнесение сильных сторон и угроз, а также описание того, с помощью каких преимуществ можно избежать возникших угроз и снизить риски); стратегия переходного периода No 2 (соотнесение слабых сторон и возможностей, а также представление эффекта того, как можно уйти от слабостей и превратить их в сильные стороны); стратегия выживания (соотнесение слабых сторон и угроз, а также отражение того, как с помощью ликвидации слабостей можно снизить выявленные угрозы). Описанные стратегии и составленная на их основе матрица решений SWOT-анализа, основанные на данных о наиболее значимых и обладающих наиболее весомым потенциалом к реализации факторах внутренней и внешней среды, могут выступать эффективным инструментом стратегического планирования и принятия решений при оптимизации управления ресурсами МИ в крупных ВМО в современных условиях развития военного и гражданского здравоохранения.

Анциферов М.Б., Арепьева М.А., Галстян Г.Р., Демидов Н.А., Зилов А.В., Колбин А.С., Котешкова О.М., Курганович А.В., Курылев А.А., Майоров А.Ю., Маркова Т.Н., Пашкова Е.Ю. 30

ОБОСНОВАНИЕ. Традиционно используемые критерии оценки гликемического контроля (HbA1c, глюкоза плазмы натощак и постпрандиальная гликемия) имеют ограниченную информативность для оценки риска развития неблагоприятных исходов при сахарном диабете (СД). Установлено, что высокая вариабельность гликемии (ВГ) ассоциирована с риском развития тяжелых гипогликемий и является самостоятельным предиктором сосудистых осложнений СД, а также общей и сердечно-сосудистой смертности при СД 2 типа. В настоящее время изучены механизмы негативного влияния выраженной ВГ на возникновение и прогрессирование осложнений СД. Согласно рекомендациям международного консенсуса по использованию непрерывного мониторинга глюкозы (НМГ) 2017 г. и 2019 г. для оценки ВГ используется расчет коэффициента вариации (CV) по данным НМГ с рекомендуемой длительностью мониторирования не менее 14 дней. Однако, процедура НМГ имеет свои ограничения: является дорогостоящей, обычно проводится в течение 5-7 дней. ЦЕЛЬ: осуществить оценку соответствия ВГ, измеренной по результатам НМГ и самоконтроля глюкозы крови (СГК), а также предложить алгоритм оценки ВГ по данным СГК, наиболее соответствующий НМГ. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Анализ выполнен ретроспективно на основании данных рутинных исследований НМГ и СГК, собранных в ходе ра- нее проведённого исследования в выборке из 35 взрослых пациентов с неудовлетворительным контролем СД 1 типа. Длительность проведения самоконтроля составила ~17 дней (95 ДИ: 14,88-18,43). Моделирование осуществляли по методу Монте-Карло, для каждого пациента m=1500 раз из данных НМГ в течение каждого дня. Методом имитационного моделирования определяли: время первого измерения, количество измерений в сутки, длительность периода самоконтроля с целью повышения чувствительности и специфичности используемого алгоритма. РЕЗУЛЬТАТЫ. Разработан и валидирован алгоритм оценки CV глюкозы по данным СГК, предусматривающий не менее 7 измерений в сутки, длительность периода самоконтроля не менее 14 дней. Максимальную ошибку оценки ВГ наблюдают при попадании значения CV, рассчитанного по данным СГК, в интервал 35% - 40%, что требует проведения НМГ. При значении CV ниже 35% и выше 40% можно сделать вывод о низкой или высокой истинной ВГ (с точностью не менее 95%). ВЫВОДЫ. Разработанный алгоритм оценки КВ по данным СГК имеет чувствительность и специфичность не менее 96% и 84% соответственно.