Фармакоэкономика: теория и практика
№4, 2017, Т.5

Бабий В.В., Куликов А.Ю. 250

Целями настоящего исследования явилось определение преимущественной схемы лекарственной противовирусной терапии хронического гепатита С (ХГС) (пэг-интерферон-альфа + рибавирин (PegIFN + RBV) 48 недель (F0-F4), пэг-интерферон-альфа + симепревир + рибавирин (PegIFN + SMV + RBV) 24 недели (F0-F4), пэг-интерферон-альфа + софосбувир + рибавирин (PegIFN + SOF + RBV) 12 недель (F0-F4), дасабувир + омбитасвир/паритапревир/ритонавир (Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir) 12 недель (F0-F3) и дасабувир + омбитасвир/паритапревир/ритонавир + рибавирин (Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir + RBV) 12 недель (F4)) у ранее не получавших и получавших лечение пациентов (генотип ВГС 1) на основании сравнения соотношений затрат и эффективности, а также определение экономических последствий (анализ «влияния на бюджет») внедрения PegIFN-α + SOF + RBV вместо PegIFN-α + RBV, PegIFN-α + SIM + RBV и Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir. Фармакоэкономический анализ проводили на основании моделирования. В результате проведённого анализа «затраты-эффективность» было установлено, что вне зависимости от предыдущего опыта лечения больных ХГС (генотип 1) схема PegIFN-α + SOF + RBV была доминантной по сравнению с PegIFN-α + RBV и PegIFN-α + SMV + RBV. Наибольшее число QALY в группах больных без цирроза и у больных с циррозом сопровождало применение схем Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir и Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ ritonavir + RBV, соответственно. При этом PegIFN-α + SOF + RBV характеризовалась более низким CER по сравнению с обеими отмеченными схемами. В группе больных без цирроза, которые ранее не получали ПВТ, ICER Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir vs PegIFN-α + SOF + RBV был больше порога готовности платить (ПГП), а в группе больных с циррозом ICER Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir + RBV vs PegIFN-α + SOF + RBV - меньше ПГП. В рамках анализа «влияния на бюджет» было показано, что переход к использованию PegIFN-α + SOF + RBV вместо PegIFN-α + RBV потребует дополнительных затрат непосредственно на ПВТ, но приведёт к снижению затрат на медпомощь больным, не достигшим УВО, затрат на медпомощь больным с осложнениями ХГС и, как следствие, суммарных медицинских затрат. Прим этом переход к использованию PegIFN-α + SOF + RBV вместо PegIFN-α + SMV + RBV, Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir и Dasabuvir + Ombitasvir/paritaprevir/ritonavir + RBV приведёт к снижению как затрат на ПВТ, так и суммарных медицинских затрат.

Глущенко А.А., Куликов А.Ю., Ягудина Р.И. 267

Настоящая статья посвящена оценке экономического бремени чрезмерного употребления алкоголя в Российской Федерации. В ходе анализа нами были получены данные о прямых затратах на лечение заболеваний, напрямую или опосредованно вызываемых чрезмерным употреблением алкоголя и непрямых затратах. Экономического бремя потребления алкоголя составило около 547 млрд. рублей, что составляет 0,68% от ВВП Российской Федерации за 2015 год. С 2010 года ущерб в абсолютном выражении снизился на 100 млрд. рублей, а относительно ВВП Российской Федерации он снизился более чем в 3 раза с 1,98 до 0,68%, что свидетельствует об эффективности государственной политики в сфере снижения потребления алкоголя

Крылов А.Б., Серпик В.Г., Скулкова Р.С., Ягудина Р.И. 270

Настоящая публикация рассматривает проблему выбора технологии сравнения при проведении фармакоэкономического анализа. Актуальность указанной проблематики обуславливается тем, что в основе фармакоэкономического анализа лежит сравнительный конкурентный подход, а технология сравнения, фактически, задает точку отсчета и определяет уровень чувствительности проводимой оценки. Фармакоэкономическая оценка наиболее востребована для инновационных лекарственных препаратов. В этой связи выбор технологии сравнения во многом предопределяет результаты фармакоэкономической оценки инновационного лекарственного препарата. Используемый традиционно подход при выборе технологии сравнения в фармакоэкономическом анализе, основанный на соответствии показания к медицинскому применению между исследуемым лекарственным препаратом и технологией сравнения, имеет некоторые ограничения, особенно когда оценивается новый, первый в своем классе лекарственный препарат. В этом случае в качестве технологии сравнения, как правило, используют давно применяющиеся лекарственные препараты, которые несопоставимы с инновационным препаратом ни по эффективности (обычно значительно уступая ему), ни по уровню затрат – инновационный лекарственный препарат, зачастую, драматически дороже. В указанных условиях с высокой вероятностью результаты фармакоэкономической оценки инновационного лекарственного ЛП окажутся негативными. При этом полученные негативные результаты могут являться свидетельством не столько неприемлемости инновационного препарата, сколько последствием некорректного выбора технологии сравнения, которая задает такой уровень чувствительности фармакоэкономического анализа, при котором оцениваемый инновационный препарат заведомо оказывается за его границами. Для решения возникшей ситуации авторы предлагают к обсуждению альтернативный подход к выбору технологии сравнения при проведении фармакоэкономического анализа