Соколов А В

Арденова Н.Н., Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В., Фурман Н.В. 1872

Цель исследования: оценить особенности фармакотерапии пациентов с ХСН со сниженной ФВЛЖ, находившихся на лечении в специализированном стационаре города Саратова в 2009-2010 гг. и 2014-2015 гг. до и после выхода рекомендаций ВНОК и ОССН 4 пересмотра.

Арденова Н.Н., Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В. 1029

Артериальная гипертензия (АГ) при беременности является самой частой экстрагенитальной патологией, диагностируется у 7–30% беременных и служит основной причиной летальных исходов, перинатальной смертности, значительно ухудшает прогноз у матери и у детей.

Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В. 1001

Фибрилляция предсердий (ФП) – наиболее распространенная сердечная аритмия, встречающаяся в популяции по разным данным с частотой 0,4-2 %. Лечение больных с ФП является актуальной и сложной задачей клинической кардиологии и фармакологии.

Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Соколов А.В. 135

Ключевые слова: антикоагулянты, фармакоэпидемиология, профилактика тромбоэмболических осложнений. Цель: оценить особенности антитромботической терапии больных с фибрилляцией предсердий (ФП), находившихся на лечении в специализированном стационаре г. Саратова, и ее соответствие рекомендациям Российского кардиологического общества (РКО), Всероссийского научного общества специалистов по аритмологии (ВНОА) и Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России (АССХ) по диагностике и лечению ФП 2012 г. Материалы и методы: проведено фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных (форма 003/у) с диагнозом “Фибрилляция предсердий” (МКБ – I48), получавших лечение в кардиологическом отделении одной из муниципальных больниц г. Саратова. Результаты: проанализировано 117 историй болезней пациентов с ФП, госпитализированных в 2016 г. Критерии включения в исследование: возраст пациентов старше 18 лет, установленный диагноз неклапанной ФП ишемического генеза. Критериями исключения из исследования являлись: кардиомиопатии не ишемического генеза I42-I43 по МКБ-10, тиреотоксикоз Е05 по МКБ-10, врожденные пороки сердца I34-I36 по МКБ-10, а также случаи ФП, возникшие при наличии острых временных причин (ОКС I20-I24 по МКБ-10, миокардит I40-I41, перикардиты I30-I32, ТЭЛА I26 по МКБ-10). Согласно рекомендациям, риск развития тромбоэмболических осложнений (ТЭО) у больных ФП оценивался с использованием шкалы CHA 2DS2-VASc. У 97,4% больных ФП отмечался высокий риск развития инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), у 0,9% был умеренны риск ТЭО (1 балл по шкале CHA2DS2-VASc), у 1,7% риск развития ТЭО был низкий (CHA2DS2-VASc=0). На госпитальном этапе всем пациентам с низким риском ТЭО (CHA2DS2-VASc=0) назначалась комбинированная терапия антиагрегантами (50% АСК+клопидогрел, 50% АСК+тикагрелор), что противоречит рекомендациям. Пациенту с умеренным риском инсульта (CHA2DS2-VASc=1) при документально зафиксированном отказе от приема ОАК была назначена комбинация АСК и клопидогрела, что не противоречит рекомендациям РКО, согласно которым у пациентов с CHA 2DS2-VASc=1 использование антиагрегантной терапии при ФП допустимо в случае отказа от приема любых ОАК (Класс IIA уровень В). Назначение ОАК имело место лишь у 33,3% больных ФП с высоким риском инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), из них 5,3% пациентов получали варфарин, 21,9% дабигатран, 6,1% ривароксабан. Большинство пациентов (72,8%) с высоким риском развития ТЭО получали терапию антиагрегантами, что противоречит рекомендациям, согласно которым пациентам с высоким риском рекомендуется терапия ОАК при отсутствии противопоказаний (Класс I уровень А). У 6,1% больных ФП имело место сочетанное назначение антиагрегантов и ОАК, что значительно повышало риск развития кровотечения у данных пациентов. У 49% больных ФП с высоким риском инсульта, получавших варфарин, было значение МНО 2.0-3.0. У одного больного на приеме варфарина отмечалось высокое значение МНО более 3.0. После повторного контроля МНО на вторые сутки после отмены варфарина, его значение было менее 2.0 и была начата терапия дабигатраном. Еще в одном случае была замена двойной антиагрегантной терапии на ривароксабан. Выводы: фармакотерапия ФП не в полной мере соответствовала рекомендациям РКО, ВНОА и АССХ по диагностике и лечению ФП 2012 г.

Арденова Н.Н., Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В., Фурман Н.В. 1872

Цель исследования: оценить особенности фармакотерапии пациентов с ХСН со сниженной ФВЛЖ, находившихся на лечении в специализированном стационаре города Саратова в 2009-2010 гг. и 2014-2015 гг. до и после выхода рекомендаций ВНОК и ОССН 4 пересмотра.

Арденова Н.Н., Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В. 1029

Артериальная гипертензия (АГ) при беременности является самой частой экстрагенитальной патологией, диагностируется у 7–30% беременных и служит основной причиной летальных исходов, перинатальной смертности, значительно ухудшает прогноз у матери и у детей.

Решетько О.В., Рыкалина Е.Б., Соколов А.В. 1001

Фибрилляция предсердий (ФП) – наиболее распространенная сердечная аритмия, встречающаяся в популяции по разным данным с частотой 0,4-2 %. Лечение больных с ФП является актуальной и сложной задачей клинической кардиологии и фармакологии.

Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Соколов А.В. 135

Ключевые слова: антикоагулянты, фармакоэпидемиология, профилактика тромбоэмболических осложнений. Цель: оценить особенности антитромботической терапии больных с фибрилляцией предсердий (ФП), находившихся на лечении в специализированном стационаре г. Саратова, и ее соответствие рекомендациям Российского кардиологического общества (РКО), Всероссийского научного общества специалистов по аритмологии (ВНОА) и Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России (АССХ) по диагностике и лечению ФП 2012 г. Материалы и методы: проведено фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных (форма 003/у) с диагнозом “Фибрилляция предсердий” (МКБ – I48), получавших лечение в кардиологическом отделении одной из муниципальных больниц г. Саратова. Результаты: проанализировано 117 историй болезней пациентов с ФП, госпитализированных в 2016 г. Критерии включения в исследование: возраст пациентов старше 18 лет, установленный диагноз неклапанной ФП ишемического генеза. Критериями исключения из исследования являлись: кардиомиопатии не ишемического генеза I42-I43 по МКБ-10, тиреотоксикоз Е05 по МКБ-10, врожденные пороки сердца I34-I36 по МКБ-10, а также случаи ФП, возникшие при наличии острых временных причин (ОКС I20-I24 по МКБ-10, миокардит I40-I41, перикардиты I30-I32, ТЭЛА I26 по МКБ-10). Согласно рекомендациям, риск развития тромбоэмболических осложнений (ТЭО) у больных ФП оценивался с использованием шкалы CHA 2DS2-VASc. У 97,4% больных ФП отмечался высокий риск развития инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), у 0,9% был умеренны риск ТЭО (1 балл по шкале CHA2DS2-VASc), у 1,7% риск развития ТЭО был низкий (CHA2DS2-VASc=0). На госпитальном этапе всем пациентам с низким риском ТЭО (CHA2DS2-VASc=0) назначалась комбинированная терапия антиагрегантами (50% АСК+клопидогрел, 50% АСК+тикагрелор), что противоречит рекомендациям. Пациенту с умеренным риском инсульта (CHA2DS2-VASc=1) при документально зафиксированном отказе от приема ОАК была назначена комбинация АСК и клопидогрела, что не противоречит рекомендациям РКО, согласно которым у пациентов с CHA 2DS2-VASc=1 использование антиагрегантной терапии при ФП допустимо в случае отказа от приема любых ОАК (Класс IIA уровень В). Назначение ОАК имело место лишь у 33,3% больных ФП с высоким риском инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), из них 5,3% пациентов получали варфарин, 21,9% дабигатран, 6,1% ривароксабан. Большинство пациентов (72,8%) с высоким риском развития ТЭО получали терапию антиагрегантами, что противоречит рекомендациям, согласно которым пациентам с высоким риском рекомендуется терапия ОАК при отсутствии противопоказаний (Класс I уровень А). У 6,1% больных ФП имело место сочетанное назначение антиагрегантов и ОАК, что значительно повышало риск развития кровотечения у данных пациентов. У 49% больных ФП с высоким риском инсульта, получавших варфарин, было значение МНО 2.0-3.0. У одного больного на приеме варфарина отмечалось высокое значение МНО более 3.0. После повторного контроля МНО на вторые сутки после отмены варфарина, его значение было менее 2.0 и была начата терапия дабигатраном. Еще в одном случае была замена двойной антиагрегантной терапии на ривароксабан. Выводы: фармакотерапия ФП не в полной мере соответствовала рекомендациям РКО, ВНОА и АССХ по диагностике и лечению ФП 2012 г.