Умерова А Р

Дорфман И.П., Егорочкина Ю.В., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 1215

Комбинированная фармакотерапия в клинической практике обусловлена наличием у пациента нескольких заболеваний или недостаточной эффективностью, а иногда безопасностью, предшествующего лечения. При этом проблема так называемых «нерациональных комбинаций» связана прежде всего с потенциальным взаимодействием лекарственных препаратов между собой, которое может привести не только к снижению эффективности назначенного лечения, но и к повышению риска развития нежелательных побочных реакций. Данный аспект имеет большое клиническое значение для безопасности лекарственной терапии пациента и, в том числе, обуславливает фармакоэкономические особенности затрат на коррекцию возникших в результате нерациональных комбинаций осложнений.

Дорфман И.П., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 436

Ключевые слова: антихолинергическая нагрузка, неблагоприятные лекарственные реакции, полипрагмазия. Цель: определить возможность применения валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки (Anticholinergic Cognitive Burden Scale – АСВ) и обновлённых критериев Бирса (2015 г.) для выявления риска развития неблагоприятных лекарственных реакций и оценки ассоциированных с ними расходов. Материалы и методы: проведён анализ лекарственных назначений на предмет наличия препаратов с антихолинергическими свойствами в условиях психиатрического стационара. Антихолинергическая нагрузка оценивалась с помощью двух специализированных шкал: АСВ и обновлённых критериев Бирса, рекомендованных американской гериатрической ассоциацией для выявления назначений потенциально не рекомендованных лекарственных препаратов у пожилых пациентов. Результаты: в исследование были включены 102 пожилых пациента (старше 65 лет), у которых были проанализированы листы назначений на предмет оценки антихолинергической нагрузки. Все пациенты получали стационарное лечение в ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница». По результатам анализа каждому из пациентов был присвоен балл антихолинергической нагрузки, по которому можно судить о рисках возникновения нежелательной побочной реакции (как правило, когнитивных расстройств) для своевременного её предотвращения методом коррекции назначенной фармакотерапии. Из группы обследуемых у 42 пациентов (41,18%) лекарственных препаратов с антихолинергическими свойствами не применялось. В соответствии со Шкалой когнитивной антихолинергической нагрузки 15 пациентов (14,7%) получили 1 балл. Данный уровень антихолинергического бремени по данным литературы может быть сопряжён с потенциальными антимускариновыми эффектами (в экспериментальных исследованиях). 3 пациента (2,94%) имели суммарный балл, равный 2, что при высокодозовом режиме может быть причиной развития побочных реакций (клинические исследования). 42 пациента (41,18%) в соответствии с валидизированной шкалой получили 3 и более баллов, что может соответствовать повышенному риску развития нежелательных побочных реакций при применении препаратов, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, в средних терапевтических дозах. Следует отметить, что в этой группе максимальное количество баллов достигало 10, что наблюдалось у 3-х пациентов (2,94%). Критерии Бирса, один из разделов которых посвящён наиболее небезопасным лекарственным препаратам с точки зрения антихолинергических свойств, не присваивают определённую степень нагрузке, а лишь указывают данные препараты. Однако, группа экспертов, работавших над данными рекомендациями, подчёркивает, что при создании использовался комплекс из нескольких шкал, что позволило составить список препаратов с наиболее выраженными антихолинергическими свойствами. Нами было выявлено, что 61 пациент (59,80%) не получали таких препаратов. 29 пациентам (28,43%) был назначен один такой препарат. 7 пациентов (6,86%) получали по 2 лекарственных средства с выраженными антихолинергическими свойствами, 3 пациента (2,94%) по 3. В соответствии с критериями Бирса 2 пациентам (1,96%) было одновременно назначено 4 лекарственных препарата, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, что может быть сопряжено с развитием побочных эффектов и требует пересмотра терапии. Таким образом, исходя из данных, полученных с помощью валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки, было выявлено, что у 58,82% пациентов имеется риск развития антихолинергических побочных эффектов. Согласно критериям Бирса таких пациентов было выявлено 40,1%. Разница значений может быть связана с тем, что первая шкала выявляет препараты с любыми антихолинергическими свойствами, вторая – с выраженными. Выводы: шкала когнитивной антихолинергической нагрузки и критерии Бирса позволили выявить высокую частоту применения лекарственных препаратов с антихолинергическим потенциалом в условиях психиатрического стационара. Использование данных шкал сделает возможным своевременно выявить риски развития неблагоприятных лекарственных реакций, уменьшить частоту когнитивных нарушений и осуществить профилактику лекарственно-индуцируемых падений, что должно снизить финансовое бремя, направленное на решение вышеперечисленных медицинских проблем.

Бузина О.Р., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 338

Ключевые слова: неблагоприятные лекарственные реакции, межлекарственные взаимодействия. Цель: оценить возможность использования шкалы “Horn-Hansten”, разработанной в 2007 году J.R. Horn и P.D. Hansten для анализа зарегистрированных нежелательных побочных реакций с позиции профилактики их возникновения и снижения ассоциированных с ними расходов. Материалы и методы: был проведён анализ зарегистрированных нежелательных побочных реакций (НПР) на предмет установления степени достоверности причинно-следственной связи (СД ПСС) «Нежелательная реакция – взаимодействие лекарственных средств» («НР – взаимодействие ЛС»). Исследование осуществлялось с помощью шкалы “Horn-Hansten”, разработанной в 2007 году J.R. Horn и P.D. Hansten и модифицированной в 2013 году А.С. Казаковым для отечественной клинической практики. Шкала содержит 12 вопросов, ответам на которые соответствует определённое количество баллов. В зависимости от их количества ПСС «НР – взаимодействие ЛС» присваивается степень достоверности: определённая, вероятная, возможная, сомнительная. Результаты и их обсуждение: в исследование были включены НПР, поступившие в автоматизированную систему «Фармаконадзор» и зарегистрированные на территории Астраханской области за полугодовой период. За 6 месяцев (июль – декабрь) 2017 года поступило 239 сообщений об НПР. Ввиду того факта, что основным фактором риска межлекарственных взаимодействий (МЛВ) является количество одновременно назначенных препаратов, за отправную точку было принято решение использовать те извещения, в которых содержится информация о применении 5-ти и более ЛС (полипрагмазия). Таких извещений было выявлено 50. В 38 случаях установить связь между развившейся НПР и взаимодействием ЛС не удалось: большинство таких реакций были отнесены к типу «B» (аллергические реакции). Тем не менее, в 12 случаях развитие НПР возможно было связано со взаимодействием. Препаратом-лидером по числу извещений об НПР, которая могла произойти в результате МЛВ, является варфарин (3 извещения). В первом случае наблюдалась НПР в виде подкожных гематом и увеличения МНО. Совместно с варфарином пациент получал диклофенак и преднизолон, которые могут усиливать его антикоагулянтное действие. СД ПСС «НР - взаимодействие ЛС» была оценена по шкале «Horn-Hansten» как вероятная. Во втором случае увеличение МНО наблюдалось при совместном назначении варфарина с ципрофлоксацином, связь была оценена как возможная. В третьем случае микроскопическая гематурия, возникшая на фоне одновременного приёма варфарина с фуросемидом, могла быть причиной развития НПР, однако СД этой связи сомнительная. По 2 НПР, возможно явившимися следствием МЛВ, были зарегистрированы после применения ципрофлоксацина, рифампицина и бисопролола. Так, локальные судороги, возникшие у пациента при совместном назначении ципрофлоксацина и аминофиллина, связаны со взаимодействием, СД которой была оценена как вероятная. СД связи тошноты с его совместным назначением с пентоксифиллином, флуконазолом и аминофиллином была расценена как возможная. Рифампицин, назначенный одновременно с этамбутолом, изониазидом, пиразинамидом, мог вызвать лекарственный гепатит, достоверность связи – вероятная. Достоверность связи НПР в виде острой почечной недостаточности с МЛВ при его применении с этими же препаратами расценена как сомнительная. НПР в виде синусовой брадикардии на совместное применение бисопролола с лизиноприлом и препаратами калия могла произойти не только ввиду отрицательного хронотропного действия бета-адреноблокатора, но и вследствие взаимодействия с СД – возможная. В остальных случаях зафиксированных НПР, которые могли быть следствием взаимодействия ЛС, были выявлены следующие препараты: гентамицин и повышение уровня креатинина при назначении с ванкомицином, торасемидом, кетопрофеном (СД связи вероятная), клозапин и падение артериального давления при совместном назначении с трифлуоперазином (СД связи вероятная), амикацин и развитие двусторонней нейросенсорной тугоухости при назначении с левофлоксацином (СД связи сомнительная). Таким образом, из 12 НПР у 5-ти СД ПСС «НР – взаимодействие ЛС» была расценена как вероятная, у 4-х как возможная и у 3-х как сомнительная. Следует отметить, что при сравнении установленной вероятной ПСС с результатами шкалы Наранжо (ПСС между приёмом препарата и НПР), выявляется разница: в некоторых случаях в извещении данная связь указана как возможная. Этот факт говорит о большей чувствительности шкалы «Horn-Hansten» в случаях применения нескольких препаратов и особенно при полипрагмазии. Выводы: использование шкалы СД ПСС «НР – взаимодействие ЛС» при анализе зарегистрированных НПР может повысить уровень знаний клиницистов о МЛВ и подчёркивает предотвратимый характер этих реакций. Профилактика таких неблагоприятных лекарственных реакций при использовании данных о взаимодействии лекарственных препаратов, будет способствовать их предотвращению, и, следовательно, не только повысит общую безопасность фармакотерапии, но и снизит финансовые затраты на коррекцию последствий НПР.

Дорфман И.П., Орлова Е.А., Умерова А.Р. 318

Ключевые слова: вакцинопрофилактика, ХОБЛ, пневмококковая пневмония. Цель: оценка информированности врачей работающих в амбулаторной практике о вакцинопрофилактике пациентов страдающих ХОБЛ. Материалы и методы: проведено анонимное анкетирование 112 врачей поликлиник г. Астрахани, согласившихся участвовать в опросе. Среди опрошенных 47,3% (53 человек) работали участковыми терапевтами, средний общий стаж 12,6 лет; 52,7% (59 человек) – врачами общей практики (ВОП), средний общий стаж 20,9 лет. Врачам предлагалось заполнить анкету, состоящую из 10 вопросов, отражающих знания по вакцинопрофилактике у пациентов с ХОБЛ. Результаты: по данным анкетирования 78,6% врачей считали Streptococcus pneumoniae наиболее частым возбудителем обострения ХОБЛ, 21,4 % - отметили 2 возбудителя обострения Streptococcus pneumoniae и Staphylococcus aureus. Большинство врачей (90,4%) решили, что у пациентов с ХОБЛ наибольший риск развития пневмококковой пневмонии отмечается в возрасте старше 60 лет, 3,6% и 1,8% респондентов отнесли этот риск возрасту 40-49 и 50-64 лет соответственно. На вопрос: «Во сколько раз выше заболеваемость пневмонией у лиц, страдающих ХОБЛ?» 62,5% опрошенных ответили - в 10 раз; 33,9% - в 5 раз; 3,6% не дали ответа. По данным европейских фармакоэпидемиологических исследований риск развития пневмонии в 20 раз выше у лиц с ХОБЛ. Мнение большинства врачей совпадает с данными Национального календаря профилактических прививок, дополненного категорией пациентов старше 60 лет, страдающих хроническими заболеваниями легких №2 от 16 июня 2016 года. 44,6% опрошенных считают, что вакцинопрофилактика у пациентов ХОБЛ способствует снижению антибиотикорезистентности, но 55,4 % наоборот отрицают этот факт. В настоящее время доказана косвенная роль пневмококковой вакцинации в снижении антибиотикорезистентности, что повышает социальную значимость вакцинопрофилактики в условиях растущей антибиотикорезистентности. Результаты анкетирования показали, что 69,7% врачей считают возможным одновременное введение ПКВ-13 с тривалентной инактивированной гриппозной вакциной, что защитит пациентов ХОБЛ в эпидемический период от развития ВП. Такую точку зрения не разделяют 30,3%, что свидетельствует об их низкой осведомленности об аддитивной направленности совместного использования этих вакцин. Большинство респондентов считают, что вакцину ПКВ-13 нельзя передозировать, т.к. она выпускается в шприце, содержащим только одну дозу. 10,7 % опрошенных считают наоборот. 96,4 % правильно отметили нежелательные реакции, возникающие после введения вакцины ПКВ-13, однако 3,6 % всех опрошенных не знают ответа на этот вопрос. Анализируя ответ врачей о частоте использования вакцины ПКВ-13, 78,6% отметили -1 раз в год, 21,4% воздержались от ответа. Большинство врачей знают о показаниях к применению ПКВ-13 (87,5%), только лишь 12,5 % не ответили на данный вопрос. Выводы: анализ результатов анкетирования врачей амбулаторно-поликлинического звена по вопросам вакцинопрофилактики пациентов с ХОБЛ показал достаточно высокий уровень осведомленности у большинства опрошенных. Однако, имеются некоторые недостатки, в частности в области знаний о показаниях к назначению, преимуществах различных видов вакцин, возможностях сочетания вакцин. Для повышения информированности врачей по данной проблеме необходимо проведение дальнейших образовательных мероприятий в рамках непрерывного медицинского образования.

Дорфман И.П., Егорочкина Ю.В., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 1215

Комбинированная фармакотерапия в клинической практике обусловлена наличием у пациента нескольких заболеваний или недостаточной эффективностью, а иногда безопасностью, предшествующего лечения. При этом проблема так называемых «нерациональных комбинаций» связана прежде всего с потенциальным взаимодействием лекарственных препаратов между собой, которое может привести не только к снижению эффективности назначенного лечения, но и к повышению риска развития нежелательных побочных реакций. Данный аспект имеет большое клиническое значение для безопасности лекарственной терапии пациента и, в том числе, обуславливает фармакоэкономические особенности затрат на коррекцию возникших в результате нерациональных комбинаций осложнений.

Дорфман И.П., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 436

Ключевые слова: антихолинергическая нагрузка, неблагоприятные лекарственные реакции, полипрагмазия. Цель: определить возможность применения валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки (Anticholinergic Cognitive Burden Scale – АСВ) и обновлённых критериев Бирса (2015 г.) для выявления риска развития неблагоприятных лекарственных реакций и оценки ассоциированных с ними расходов. Материалы и методы: проведён анализ лекарственных назначений на предмет наличия препаратов с антихолинергическими свойствами в условиях психиатрического стационара. Антихолинергическая нагрузка оценивалась с помощью двух специализированных шкал: АСВ и обновлённых критериев Бирса, рекомендованных американской гериатрической ассоциацией для выявления назначений потенциально не рекомендованных лекарственных препаратов у пожилых пациентов. Результаты: в исследование были включены 102 пожилых пациента (старше 65 лет), у которых были проанализированы листы назначений на предмет оценки антихолинергической нагрузки. Все пациенты получали стационарное лечение в ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница». По результатам анализа каждому из пациентов был присвоен балл антихолинергической нагрузки, по которому можно судить о рисках возникновения нежелательной побочной реакции (как правило, когнитивных расстройств) для своевременного её предотвращения методом коррекции назначенной фармакотерапии. Из группы обследуемых у 42 пациентов (41,18%) лекарственных препаратов с антихолинергическими свойствами не применялось. В соответствии со Шкалой когнитивной антихолинергической нагрузки 15 пациентов (14,7%) получили 1 балл. Данный уровень антихолинергического бремени по данным литературы может быть сопряжён с потенциальными антимускариновыми эффектами (в экспериментальных исследованиях). 3 пациента (2,94%) имели суммарный балл, равный 2, что при высокодозовом режиме может быть причиной развития побочных реакций (клинические исследования). 42 пациента (41,18%) в соответствии с валидизированной шкалой получили 3 и более баллов, что может соответствовать повышенному риску развития нежелательных побочных реакций при применении препаратов, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, в средних терапевтических дозах. Следует отметить, что в этой группе максимальное количество баллов достигало 10, что наблюдалось у 3-х пациентов (2,94%). Критерии Бирса, один из разделов которых посвящён наиболее небезопасным лекарственным препаратам с точки зрения антихолинергических свойств, не присваивают определённую степень нагрузке, а лишь указывают данные препараты. Однако, группа экспертов, работавших над данными рекомендациями, подчёркивает, что при создании использовался комплекс из нескольких шкал, что позволило составить список препаратов с наиболее выраженными антихолинергическими свойствами. Нами было выявлено, что 61 пациент (59,80%) не получали таких препаратов. 29 пациентам (28,43%) был назначен один такой препарат. 7 пациентов (6,86%) получали по 2 лекарственных средства с выраженными антихолинергическими свойствами, 3 пациента (2,94%) по 3. В соответствии с критериями Бирса 2 пациентам (1,96%) было одновременно назначено 4 лекарственных препарата, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, что может быть сопряжено с развитием побочных эффектов и требует пересмотра терапии. Таким образом, исходя из данных, полученных с помощью валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки, было выявлено, что у 58,82% пациентов имеется риск развития антихолинергических побочных эффектов. Согласно критериям Бирса таких пациентов было выявлено 40,1%. Разница значений может быть связана с тем, что первая шкала выявляет препараты с любыми антихолинергическими свойствами, вторая – с выраженными. Выводы: шкала когнитивной антихолинергической нагрузки и критерии Бирса позволили выявить высокую частоту применения лекарственных препаратов с антихолинергическим потенциалом в условиях психиатрического стационара. Использование данных шкал сделает возможным своевременно выявить риски развития неблагоприятных лекарственных реакций, уменьшить частоту когнитивных нарушений и осуществить профилактику лекарственно-индуцируемых падений, что должно снизить финансовое бремя, направленное на решение вышеперечисленных медицинских проблем.

Дорфман И.П., Орлова Е.А., Умерова А.Р. 318

Ключевые слова: вакцинопрофилактика, ХОБЛ, пневмококковая пневмония. Цель: оценка информированности врачей работающих в амбулаторной практике о вакцинопрофилактике пациентов страдающих ХОБЛ. Материалы и методы: проведено анонимное анкетирование 112 врачей поликлиник г. Астрахани, согласившихся участвовать в опросе. Среди опрошенных 47,3% (53 человек) работали участковыми терапевтами, средний общий стаж 12,6 лет; 52,7% (59 человек) – врачами общей практики (ВОП), средний общий стаж 20,9 лет. Врачам предлагалось заполнить анкету, состоящую из 10 вопросов, отражающих знания по вакцинопрофилактике у пациентов с ХОБЛ. Результаты: по данным анкетирования 78,6% врачей считали Streptococcus pneumoniae наиболее частым возбудителем обострения ХОБЛ, 21,4 % - отметили 2 возбудителя обострения Streptococcus pneumoniae и Staphylococcus aureus. Большинство врачей (90,4%) решили, что у пациентов с ХОБЛ наибольший риск развития пневмококковой пневмонии отмечается в возрасте старше 60 лет, 3,6% и 1,8% респондентов отнесли этот риск возрасту 40-49 и 50-64 лет соответственно. На вопрос: «Во сколько раз выше заболеваемость пневмонией у лиц, страдающих ХОБЛ?» 62,5% опрошенных ответили - в 10 раз; 33,9% - в 5 раз; 3,6% не дали ответа. По данным европейских фармакоэпидемиологических исследований риск развития пневмонии в 20 раз выше у лиц с ХОБЛ. Мнение большинства врачей совпадает с данными Национального календаря профилактических прививок, дополненного категорией пациентов старше 60 лет, страдающих хроническими заболеваниями легких №2 от 16 июня 2016 года. 44,6% опрошенных считают, что вакцинопрофилактика у пациентов ХОБЛ способствует снижению антибиотикорезистентности, но 55,4 % наоборот отрицают этот факт. В настоящее время доказана косвенная роль пневмококковой вакцинации в снижении антибиотикорезистентности, что повышает социальную значимость вакцинопрофилактики в условиях растущей антибиотикорезистентности. Результаты анкетирования показали, что 69,7% врачей считают возможным одновременное введение ПКВ-13 с тривалентной инактивированной гриппозной вакциной, что защитит пациентов ХОБЛ в эпидемический период от развития ВП. Такую точку зрения не разделяют 30,3%, что свидетельствует об их низкой осведомленности об аддитивной направленности совместного использования этих вакцин. Большинство респондентов считают, что вакцину ПКВ-13 нельзя передозировать, т.к. она выпускается в шприце, содержащим только одну дозу. 10,7 % опрошенных считают наоборот. 96,4 % правильно отметили нежелательные реакции, возникающие после введения вакцины ПКВ-13, однако 3,6 % всех опрошенных не знают ответа на этот вопрос. Анализируя ответ врачей о частоте использования вакцины ПКВ-13, 78,6% отметили -1 раз в год, 21,4% воздержались от ответа. Большинство врачей знают о показаниях к применению ПКВ-13 (87,5%), только лишь 12,5 % не ответили на данный вопрос. Выводы: анализ результатов анкетирования врачей амбулаторно-поликлинического звена по вопросам вакцинопрофилактики пациентов с ХОБЛ показал достаточно высокий уровень осведомленности у большинства опрошенных. Однако, имеются некоторые недостатки, в частности в области знаний о показаниях к назначению, преимуществах различных видов вакцин, возможностях сочетания вакцин. Для повышения информированности врачей по данной проблеме необходимо проведение дальнейших образовательных мероприятий в рамках непрерывного медицинского образования.

Бузина О.Р., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 338

Ключевые слова: неблагоприятные лекарственные реакции, межлекарственные взаимодействия. Цель: оценить возможность использования шкалы “Horn-Hansten”, разработанной в 2007 году J.R. Horn и P.D. Hansten для анализа зарегистрированных нежелательных побочных реакций с позиции профилактики их возникновения и снижения ассоциированных с ними расходов. Материалы и методы: был проведён анализ зарегистрированных нежелательных побочных реакций (НПР) на предмет установления степени достоверности причинно-следственной связи (СД ПСС) «Нежелательная реакция – взаимодействие лекарственных средств» («НР – взаимодействие ЛС»). Исследование осуществлялось с помощью шкалы “Horn-Hansten”, разработанной в 2007 году J.R. Horn и P.D. Hansten и модифицированной в 2013 году А.С. Казаковым для отечественной клинической практики. Шкала содержит 12 вопросов, ответам на которые соответствует определённое количество баллов. В зависимости от их количества ПСС «НР – взаимодействие ЛС» присваивается степень достоверности: определённая, вероятная, возможная, сомнительная. Результаты и их обсуждение: в исследование были включены НПР, поступившие в автоматизированную систему «Фармаконадзор» и зарегистрированные на территории Астраханской области за полугодовой период. За 6 месяцев (июль – декабрь) 2017 года поступило 239 сообщений об НПР. Ввиду того факта, что основным фактором риска межлекарственных взаимодействий (МЛВ) является количество одновременно назначенных препаратов, за отправную точку было принято решение использовать те извещения, в которых содержится информация о применении 5-ти и более ЛС (полипрагмазия). Таких извещений было выявлено 50. В 38 случаях установить связь между развившейся НПР и взаимодействием ЛС не удалось: большинство таких реакций были отнесены к типу «B» (аллергические реакции). Тем не менее, в 12 случаях развитие НПР возможно было связано со взаимодействием. Препаратом-лидером по числу извещений об НПР, которая могла произойти в результате МЛВ, является варфарин (3 извещения). В первом случае наблюдалась НПР в виде подкожных гематом и увеличения МНО. Совместно с варфарином пациент получал диклофенак и преднизолон, которые могут усиливать его антикоагулянтное действие. СД ПСС «НР - взаимодействие ЛС» была оценена по шкале «Horn-Hansten» как вероятная. Во втором случае увеличение МНО наблюдалось при совместном назначении варфарина с ципрофлоксацином, связь была оценена как возможная. В третьем случае микроскопическая гематурия, возникшая на фоне одновременного приёма варфарина с фуросемидом, могла быть причиной развития НПР, однако СД этой связи сомнительная. По 2 НПР, возможно явившимися следствием МЛВ, были зарегистрированы после применения ципрофлоксацина, рифампицина и бисопролола. Так, локальные судороги, возникшие у пациента при совместном назначении ципрофлоксацина и аминофиллина, связаны со взаимодействием, СД которой была оценена как вероятная. СД связи тошноты с его совместным назначением с пентоксифиллином, флуконазолом и аминофиллином была расценена как возможная. Рифампицин, назначенный одновременно с этамбутолом, изониазидом, пиразинамидом, мог вызвать лекарственный гепатит, достоверность связи – вероятная. Достоверность связи НПР в виде острой почечной недостаточности с МЛВ при его применении с этими же препаратами расценена как сомнительная. НПР в виде синусовой брадикардии на совместное применение бисопролола с лизиноприлом и препаратами калия могла произойти не только ввиду отрицательного хронотропного действия бета-адреноблокатора, но и вследствие взаимодействия с СД – возможная. В остальных случаях зафиксированных НПР, которые могли быть следствием взаимодействия ЛС, были выявлены следующие препараты: гентамицин и повышение уровня креатинина при назначении с ванкомицином, торасемидом, кетопрофеном (СД связи вероятная), клозапин и падение артериального давления при совместном назначении с трифлуоперазином (СД связи вероятная), амикацин и развитие двусторонней нейросенсорной тугоухости при назначении с левофлоксацином (СД связи сомнительная). Таким образом, из 12 НПР у 5-ти СД ПСС «НР – взаимодействие ЛС» была расценена как вероятная, у 4-х как возможная и у 3-х как сомнительная. Следует отметить, что при сравнении установленной вероятной ПСС с результатами шкалы Наранжо (ПСС между приёмом препарата и НПР), выявляется разница: в некоторых случаях в извещении данная связь указана как возможная. Этот факт говорит о большей чувствительности шкалы «Horn-Hansten» в случаях применения нескольких препаратов и особенно при полипрагмазии. Выводы: использование шкалы СД ПСС «НР – взаимодействие ЛС» при анализе зарегистрированных НПР может повысить уровень знаний клиницистов о МЛВ и подчёркивает предотвратимый характер этих реакций. Профилактика таких неблагоприятных лекарственных реакций при использовании данных о взаимодействии лекарственных препаратов, будет способствовать их предотвращению, и, следовательно, не только повысит общую безопасность фармакотерапии, но и снизит финансовые затраты на коррекцию последствий НПР.