Рыженкова И Г

Луцевич К.А., Рыженкова И.Г. 2137

Цель исследования – настоящего исследования явилось проведение фармакоэпидемиологического анализа использования витаминов и поливитаминных комплексов беременными женщинами г. Саратова и г. Энгельса.

Михеева Н.В., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 2161

Цель: провести фармакоэпидемиологический анализ лекарственных средств (ЛС), применяемых для стационарного лечения инфаркта мозга в первые 48 часов госпитализации, в 2009-2011 гг., в двух возрастных группах пациентов: у пациентов среднего возраста (до 60 лет) и в группе гериатрических больных (старше 60 лет), и оценить их соответствие национальным и международным рекомендациям.

Арденова Н.Н., Рыженкова И.Г., Черная Е.В. 1670

Сахарный диабет 2 типа (СД 2 типа) - неуклонно прогрессирующее заболевание. Гиперинсулинизм, свойственный началу заболевания, постепенно сменяется дефицитом инсулина, обусловленным снижением остаточной секреции β-клеток, пациент начинает нуждаться в инсулинотерапии. По данным проспективного исследования диабета (UKPDS), ежегодно 5–10% больных со впервые диагностированным СД 2 типа требуется терапия инсулином, а спустя 10–12 лет — уже около 80% пациентов нуждаются в постоянной инсулинотерапии. В настоящее время в развитых странах около 30-40 % всех больных СД 2 типа получают инсулин. Значимым фактором, усиливающим инсулинорезистентность и ускоряющим наступление истощения функции поджелудочной железы, является артериальная гипертензия (АГ). Цель исследования: оценить структуру назначения препаратов инсулина и степень компенсации углеводного обмена у пациентов с СД 2 типа и АГ, получающих инсулинотерапию в амбулаторной практике в 2011-2012гг.

Новокрещенова И.Г., Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Якимова Ю.Н. 963

Глобальная стратегия ВОЗ по сдерживанию устойчивости к противомикробным препаратам 2001 года предусматривает обучение пациентов рациональному поведению в отношении профилактики и лечения инфекционных заболеваний. Одним из элементов рационального поведения является внимательное изучение инструкции по применению лекарственного препарата.

Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 950

Цель: на основании фармакоэпидемиологического исследования определить особенности сложившейся фармакотерапии ПсА в рамках оказания специализированной медицинской помощи в условиях стационара для оптимизации лечения больных с ПсА.

Климова А.И., Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 111

Ключевые слова: антибиотикорезистентность, фармакоэпидемиология, антибиотики. Цель исследования: изучить микробиологический спектр и резистентность к антибактериальным препаратам микрофлоры, выделенной из различных видов биоматериалов у пациентов реанимационного отделения. Материалы и методы: были проанализированы результаты 362 микробиологических исследований биоматериалов реанимационного отделения клинической больницы г. Саратова, взятых у больных с 01.01.2016 г. по 31.12.2016 г. Результаты: в структуре выделенных возбудителей превалировала Kl. pneumoniae – 24%. Данный возбудитель часто является продуцентом β-лактамаз расширенного спектра действия (БЛРС), что и подтвердилось в ходе анализа: резистентными к цефалоспоринам оказались 98,8% штаммов возбудителя. К ципрофлоксацину были резистентны 84,3% штаммов, к амикацину – 43,4%. Препаратами выбора для лечения инфекций, вызванных данным возбудителем, являются карбапенемы. Чувствительными к ним были 94,9% штаммов. Также грамотрицательная флора была представлена неферментирующими бактериями: Pseudomonas sp. – 14,6% (в том числе Ps. aeruginosa – 10,2%) и Acinetobacter sp – 12,1% (в том числе Ac. baumannii – 5,5%). Менее трети штаммов синегнойной палочки были чувствительны к цефалоспоринам. Большая часть была резистентна к амикацину (65,7%) и ципрофлоксацину (79,4%). Только 45,9% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Схожие результаты по антибиотикорезистентности были и у Ac. Baumannii: всего 77,8% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Среди грамположительных кокков наиболее частым возбудителем были Enterococcus sp. (11,3%). Чувствительность к ампициллину и гентамицину зарегистрирована у 46,2% и 28,2% штаммов, соответственно. Наиболее эффективными средствами для лечения могли быть линезолид и карбапенемы (чувствительность к ним была у 97,3% и 70,4% выделенных штаммов). Также были выделены следующие микроорганизмы: St. aureus – 11%, Staphylococcus sp. – 8,8%, прочие бактерии – 13,5% и Candida sp. – 4,4%. На основании структуры возбудителей реанимационного отделения и их антибиотикорезистентности были даны рекомендации по рациональной антибиотикотерапии. Выводы: для обеспечения рациональной антибиотикотерапии в отделениях интенсивной терапии и реанимации необходимо проведение микробиологического исследования биообразцов пациентов, на возможно более ранних сроках их пребывания в реанимации.

Клищенко М.Ю., Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 121

Ключевые слова: антибиотикорезистентность, фармакоэпидемиология, антибиотики. Цель исследования: изучить микробиологический спектр и резистентность к антибактериальным препаратам микрофлоры, выделенной из различных видов биоматериалов у пациентов реанимационного отделения. Материалы и методы: были проанализированы результаты 362 микробиологических исследований биоматериалов реанимационного отделения клинической больницы г. Саратова, взятых у больных с 01.01.2016 г. по 31.12.2016 г. Результаты: в структуре выделенных возбудителей превалировала Kl. pneumoniae – 24%. Данный возбудитель часто является продуцентом β-лактамаз расширенного спектра действия (БЛРС), что и подтвердилось в ходе анализа: резистентными к цефалоспоринам оказались 98,8% штаммов возбудителя. К ципрофлоксацину были резистентны 84,3% штаммов, к амикацину – 43,4%. Препаратами выбора для лечения инфекций, вызванных данным возбудителем, являются карбапенемы. Чувствительными к ним были 94,9% штаммов. Также грамотрицательная флора была представлена неферментирующими бактериями: Pseudomonas sp. – 14,6% (в том числе Ps. aeruginosa – 10,2%) и Acinetobacter sp – 12,1% (в том числе Ac. baumannii – 5,5%). Менее трети штаммов синегнойной палочки были чувствительны к цефалоспоринам. Большая часть была резистентна к амикацину (65,7%) и ципрофлоксацину (79,4%). Только 45,9% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Схожие результаты по антибиотикорезистентности были и у Ac. Baumannii: всего 77,8% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Среди грамположительных кокков наиболее частым возбудителем были Enterococcus sp. (11,3%). Чувствительность к ампициллину и гентамицину зарегистрирована у 46,2% и 28,2% штаммов, соответственно. Наиболее эффективными средствами для лечения могли быть линезолид и карбапенемы (чувствительность к ним была у 97,3% и 70,4% выделенных штаммов). Также были выделены следующие микроорганизмы: St. aureus – 11%, Staphylococcus sp. – 8,8%, прочие бактерии – 13,5% и Candida sp. – 4,4%. На основании структуры возбудителей реанимационного отделения и их антибиотикорезистентности были даны рекомендации по рациональной антибиотикотерапии. Выводы: для обеспечения рациональной антибиотикотерапии в отделениях интенсивной терапии и реанимации необходимо проведение микробиологического исследования биообразцов пациентов, на возможно более ранних сроках их пребывания в реанимации.

Носова П.С., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 105

Ключевые слова: фармакоэпидемиологический анализ, антипсихотические средства, антидепрессанты, шизофрения. Цель: изучить частоту комбинированного назначения антипсихотических средств (АС) и антидепрессантов пациентам с параноидной шизофренией, находившимся на стационарном лечении в 2000, 2007, 2010 и 2015 гг. Материалы и методы: проведено открытое фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование. Выбор историй болезни (форма 003/у) осуществлялся сплошным методом. В исследование включены истории болезни пациентов, находившихчся в стационаре в 2000, 2007, 2010 и 2015 гг. Критериями отбора историй болезней были: возраст пациента старше 18 лет, установленный диагноз параноидная шизофрения в фазе обострения, наличие антипсихотиков в схеме психофармакотерапии. Полученные данные обрабатывались с использованием программы Excel для Windows XP. Лекарственные средства кодировались в соответствии с АТХ классификацией. В исследовании проводился описательный анализ для всех больных, включенных в исследование, по некоторым показателям - подгрупповой анализ. Качественные переменные описывались абсолютными и относительными (%) частотами, для количественных переменных определились среднее арифметическое, стандартное отклонение, стандартная ошибка среднего значения, минимальное и максимальное значения. Для оценки достоверности различий применяли t-критерий Стьюдента. Различия считались достоверными при p ≤ 0,05. Результаты. Проанализированы 1120 историй болезней пациентов, находившихся на стационарном лечении в течение 2000, 2007, 2010 и 2016 гг. в указанных стационарах (в 2000 МБ – 137 пациентов, КБ – 75; в 2007 МБ - 147, КБ – 169; в 2010 МБ - 112, КБ – 110; в 2016 МБ - 182, КБ – 188 пациентов). Поскольку течение заболевания часто сопровождалось депрессивными состояниями, в схемы психофармакотерапии пациентов включались антидепрессанты. Монотерапия АС в муниципальной больнице (МБ) встречалась гораздо чаще, тогда как в клинической больнице (КБ) предпочтение отдавалось сочетанию этой группы препаратов с антидепрессантами (р<0,05), что может быть потенциально опасным в плане развития нежелательных эффектов. Монотерапия АС назначалась в 2000 г. в МБ – 75,26% пациентов, КБ – 20%. В 2007 г. в МБ – 66% больных, в КБ – 29%. В 2010 г. в МБ – 58,93%, в КБ – 25,45%. В 2016 г. в МБ – 81,7%, в КБ – 43,6%. Комбинированная терапия АС + антидепрессант(ы) проводилась в 2000 г. в МБ – 24,74% пациентов, в КБ – 80%. В 2007 г. в МБ – 34%, в КБ – 71%. В 2010 г. в МБ – 41,07%, в КБ – 74,55%. В 2016 г. в МБ – 18,4%, в КБ – 56,4%. В свете клинических и фармакологических данных добавление антидепрессантов к АС в период лечения острого психотического эпизода нужно признать необоснованным. Что касается лечения постпсихотических депрессий у больных шизофренией, то данные об эффективности комбинированной терапии ограниченны и противоречивы. Выводы: по результатам исследования видна тенденция к уменьшению частоты комбинированного назначения АС и антидепрессантов, что соответствует международным клиническим рекомендациям и способствует уменьшению частоты и тяжести нежелательных и потенциально опасных побочных действий антипсихотических препаратов.

Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Соколов А.В. 95

Ключевые слова: антикоагулянты, фармакоэпидемиология, профилактика тромбоэмболических осложнений. Цель: оценить особенности антитромботической терапии больных с фибрилляцией предсердий (ФП), находившихся на лечении в специализированном стационаре г. Саратова, и ее соответствие рекомендациям Российского кардиологического общества (РКО), Всероссийского научного общества специалистов по аритмологии (ВНОА) и Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России (АССХ) по диагностике и лечению ФП 2012 г. Материалы и методы: проведено фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных (форма 003/у) с диагнозом “Фибрилляция предсердий” (МКБ – I48), получавших лечение в кардиологическом отделении одной из муниципальных больниц г. Саратова. Результаты: проанализировано 117 историй болезней пациентов с ФП, госпитализированных в 2016 г. Критерии включения в исследование: возраст пациентов старше 18 лет, установленный диагноз неклапанной ФП ишемического генеза. Критериями исключения из исследования являлись: кардиомиопатии не ишемического генеза I42-I43 по МКБ-10, тиреотоксикоз Е05 по МКБ-10, врожденные пороки сердца I34-I36 по МКБ-10, а также случаи ФП, возникшие при наличии острых временных причин (ОКС I20-I24 по МКБ-10, миокардит I40-I41, перикардиты I30-I32, ТЭЛА I26 по МКБ-10). Согласно рекомендациям, риск развития тромбоэмболических осложнений (ТЭО) у больных ФП оценивался с использованием шкалы CHA 2DS2-VASc. У 97,4% больных ФП отмечался высокий риск развития инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), у 0,9% был умеренны риск ТЭО (1 балл по шкале CHA2DS2-VASc), у 1,7% риск развития ТЭО был низкий (CHA2DS2-VASc=0). На госпитальном этапе всем пациентам с низким риском ТЭО (CHA2DS2-VASc=0) назначалась комбинированная терапия антиагрегантами (50% АСК+клопидогрел, 50% АСК+тикагрелор), что противоречит рекомендациям. Пациенту с умеренным риском инсульта (CHA2DS2-VASc=1) при документально зафиксированном отказе от приема ОАК была назначена комбинация АСК и клопидогрела, что не противоречит рекомендациям РКО, согласно которым у пациентов с CHA 2DS2-VASc=1 использование антиагрегантной терапии при ФП допустимо в случае отказа от приема любых ОАК (Класс IIA уровень В). Назначение ОАК имело место лишь у 33,3% больных ФП с высоким риском инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), из них 5,3% пациентов получали варфарин, 21,9% дабигатран, 6,1% ривароксабан. Большинство пациентов (72,8%) с высоким риском развития ТЭО получали терапию антиагрегантами, что противоречит рекомендациям, согласно которым пациентам с высоким риском рекомендуется терапия ОАК при отсутствии противопоказаний (Класс I уровень А). У 6,1% больных ФП имело место сочетанное назначение антиагрегантов и ОАК, что значительно повышало риск развития кровотечения у данных пациентов. У 49% больных ФП с высоким риском инсульта, получавших варфарин, было значение МНО 2.0-3.0. У одного больного на приеме варфарина отмечалось высокое значение МНО более 3.0. После повторного контроля МНО на вторые сутки после отмены варфарина, его значение было менее 2.0 и была начата терапия дабигатраном. Еще в одном случае была замена двойной антиагрегантной терапии на ривароксабан. Выводы: фармакотерапия ФП не в полной мере соответствовала рекомендациям РКО, ВНОА и АССХ по диагностике и лечению ФП 2012 г.

Луцевич К.А., Рыженкова И.Г. 2137

Цель исследования – настоящего исследования явилось проведение фармакоэпидемиологического анализа использования витаминов и поливитаминных комплексов беременными женщинами г. Саратова и г. Энгельса.

Михеева Н.В., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 2161

Цель: провести фармакоэпидемиологический анализ лекарственных средств (ЛС), применяемых для стационарного лечения инфаркта мозга в первые 48 часов госпитализации, в 2009-2011 гг., в двух возрастных группах пациентов: у пациентов среднего возраста (до 60 лет) и в группе гериатрических больных (старше 60 лет), и оценить их соответствие национальным и международным рекомендациям.

Арденова Н.Н., Рыженкова И.Г., Черная Е.В. 1670

Сахарный диабет 2 типа (СД 2 типа) - неуклонно прогрессирующее заболевание. Гиперинсулинизм, свойственный началу заболевания, постепенно сменяется дефицитом инсулина, обусловленным снижением остаточной секреции β-клеток, пациент начинает нуждаться в инсулинотерапии. По данным проспективного исследования диабета (UKPDS), ежегодно 5–10% больных со впервые диагностированным СД 2 типа требуется терапия инсулином, а спустя 10–12 лет — уже около 80% пациентов нуждаются в постоянной инсулинотерапии. В настоящее время в развитых странах около 30-40 % всех больных СД 2 типа получают инсулин. Значимым фактором, усиливающим инсулинорезистентность и ускоряющим наступление истощения функции поджелудочной железы, является артериальная гипертензия (АГ). Цель исследования: оценить структуру назначения препаратов инсулина и степень компенсации углеводного обмена у пациентов с СД 2 типа и АГ, получающих инсулинотерапию в амбулаторной практике в 2011-2012гг.

Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 950

Цель: на основании фармакоэпидемиологического исследования определить особенности сложившейся фармакотерапии ПсА в рамках оказания специализированной медицинской помощи в условиях стационара для оптимизации лечения больных с ПсА.

Новокрещенова И.Г., Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Якимова Ю.Н. 963

Глобальная стратегия ВОЗ по сдерживанию устойчивости к противомикробным препаратам 2001 года предусматривает обучение пациентов рациональному поведению в отношении профилактики и лечения инфекционных заболеваний. Одним из элементов рационального поведения является внимательное изучение инструкции по применению лекарственного препарата.

Климова А.И., Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 111

Ключевые слова: антибиотикорезистентность, фармакоэпидемиология, антибиотики. Цель исследования: изучить микробиологический спектр и резистентность к антибактериальным препаратам микрофлоры, выделенной из различных видов биоматериалов у пациентов реанимационного отделения. Материалы и методы: были проанализированы результаты 362 микробиологических исследований биоматериалов реанимационного отделения клинической больницы г. Саратова, взятых у больных с 01.01.2016 г. по 31.12.2016 г. Результаты: в структуре выделенных возбудителей превалировала Kl. pneumoniae – 24%. Данный возбудитель часто является продуцентом β-лактамаз расширенного спектра действия (БЛРС), что и подтвердилось в ходе анализа: резистентными к цефалоспоринам оказались 98,8% штаммов возбудителя. К ципрофлоксацину были резистентны 84,3% штаммов, к амикацину – 43,4%. Препаратами выбора для лечения инфекций, вызванных данным возбудителем, являются карбапенемы. Чувствительными к ним были 94,9% штаммов. Также грамотрицательная флора была представлена неферментирующими бактериями: Pseudomonas sp. – 14,6% (в том числе Ps. aeruginosa – 10,2%) и Acinetobacter sp – 12,1% (в том числе Ac. baumannii – 5,5%). Менее трети штаммов синегнойной палочки были чувствительны к цефалоспоринам. Большая часть была резистентна к амикацину (65,7%) и ципрофлоксацину (79,4%). Только 45,9% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Схожие результаты по антибиотикорезистентности были и у Ac. Baumannii: всего 77,8% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Среди грамположительных кокков наиболее частым возбудителем были Enterococcus sp. (11,3%). Чувствительность к ампициллину и гентамицину зарегистрирована у 46,2% и 28,2% штаммов, соответственно. Наиболее эффективными средствами для лечения могли быть линезолид и карбапенемы (чувствительность к ним была у 97,3% и 70,4% выделенных штаммов). Также были выделены следующие микроорганизмы: St. aureus – 11%, Staphylococcus sp. – 8,8%, прочие бактерии – 13,5% и Candida sp. – 4,4%. На основании структуры возбудителей реанимационного отделения и их антибиотикорезистентности были даны рекомендации по рациональной антибиотикотерапии. Выводы: для обеспечения рациональной антибиотикотерапии в отделениях интенсивной терапии и реанимации необходимо проведение микробиологического исследования биообразцов пациентов, на возможно более ранних сроках их пребывания в реанимации.

Клищенко М.Ю., Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 121

Ключевые слова: антибиотикорезистентность, фармакоэпидемиология, антибиотики. Цель исследования: изучить микробиологический спектр и резистентность к антибактериальным препаратам микрофлоры, выделенной из различных видов биоматериалов у пациентов реанимационного отделения. Материалы и методы: были проанализированы результаты 362 микробиологических исследований биоматериалов реанимационного отделения клинической больницы г. Саратова, взятых у больных с 01.01.2016 г. по 31.12.2016 г. Результаты: в структуре выделенных возбудителей превалировала Kl. pneumoniae – 24%. Данный возбудитель часто является продуцентом β-лактамаз расширенного спектра действия (БЛРС), что и подтвердилось в ходе анализа: резистентными к цефалоспоринам оказались 98,8% штаммов возбудителя. К ципрофлоксацину были резистентны 84,3% штаммов, к амикацину – 43,4%. Препаратами выбора для лечения инфекций, вызванных данным возбудителем, являются карбапенемы. Чувствительными к ним были 94,9% штаммов. Также грамотрицательная флора была представлена неферментирующими бактериями: Pseudomonas sp. – 14,6% (в том числе Ps. aeruginosa – 10,2%) и Acinetobacter sp – 12,1% (в том числе Ac. baumannii – 5,5%). Менее трети штаммов синегнойной палочки были чувствительны к цефалоспоринам. Большая часть была резистентна к амикацину (65,7%) и ципрофлоксацину (79,4%). Только 45,9% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Схожие результаты по антибиотикорезистентности были и у Ac. Baumannii: всего 77,8% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Среди грамположительных кокков наиболее частым возбудителем были Enterococcus sp. (11,3%). Чувствительность к ампициллину и гентамицину зарегистрирована у 46,2% и 28,2% штаммов, соответственно. Наиболее эффективными средствами для лечения могли быть линезолид и карбапенемы (чувствительность к ним была у 97,3% и 70,4% выделенных штаммов). Также были выделены следующие микроорганизмы: St. aureus – 11%, Staphylococcus sp. – 8,8%, прочие бактерии – 13,5% и Candida sp. – 4,4%. На основании структуры возбудителей реанимационного отделения и их антибиотикорезистентности были даны рекомендации по рациональной антибиотикотерапии. Выводы: для обеспечения рациональной антибиотикотерапии в отделениях интенсивной терапии и реанимации необходимо проведение микробиологического исследования биообразцов пациентов, на возможно более ранних сроках их пребывания в реанимации.

Носова П.С., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 105

Ключевые слова: фармакоэпидемиологический анализ, антипсихотические средства, антидепрессанты, шизофрения. Цель: изучить частоту комбинированного назначения антипсихотических средств (АС) и антидепрессантов пациентам с параноидной шизофренией, находившимся на стационарном лечении в 2000, 2007, 2010 и 2015 гг. Материалы и методы: проведено открытое фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование. Выбор историй болезни (форма 003/у) осуществлялся сплошным методом. В исследование включены истории болезни пациентов, находившихчся в стационаре в 2000, 2007, 2010 и 2015 гг. Критериями отбора историй болезней были: возраст пациента старше 18 лет, установленный диагноз параноидная шизофрения в фазе обострения, наличие антипсихотиков в схеме психофармакотерапии. Полученные данные обрабатывались с использованием программы Excel для Windows XP. Лекарственные средства кодировались в соответствии с АТХ классификацией. В исследовании проводился описательный анализ для всех больных, включенных в исследование, по некоторым показателям - подгрупповой анализ. Качественные переменные описывались абсолютными и относительными (%) частотами, для количественных переменных определились среднее арифметическое, стандартное отклонение, стандартная ошибка среднего значения, минимальное и максимальное значения. Для оценки достоверности различий применяли t-критерий Стьюдента. Различия считались достоверными при p ≤ 0,05. Результаты. Проанализированы 1120 историй болезней пациентов, находившихся на стационарном лечении в течение 2000, 2007, 2010 и 2016 гг. в указанных стационарах (в 2000 МБ – 137 пациентов, КБ – 75; в 2007 МБ - 147, КБ – 169; в 2010 МБ - 112, КБ – 110; в 2016 МБ - 182, КБ – 188 пациентов). Поскольку течение заболевания часто сопровождалось депрессивными состояниями, в схемы психофармакотерапии пациентов включались антидепрессанты. Монотерапия АС в муниципальной больнице (МБ) встречалась гораздо чаще, тогда как в клинической больнице (КБ) предпочтение отдавалось сочетанию этой группы препаратов с антидепрессантами (р<0,05), что может быть потенциально опасным в плане развития нежелательных эффектов. Монотерапия АС назначалась в 2000 г. в МБ – 75,26% пациентов, КБ – 20%. В 2007 г. в МБ – 66% больных, в КБ – 29%. В 2010 г. в МБ – 58,93%, в КБ – 25,45%. В 2016 г. в МБ – 81,7%, в КБ – 43,6%. Комбинированная терапия АС + антидепрессант(ы) проводилась в 2000 г. в МБ – 24,74% пациентов, в КБ – 80%. В 2007 г. в МБ – 34%, в КБ – 71%. В 2010 г. в МБ – 41,07%, в КБ – 74,55%. В 2016 г. в МБ – 18,4%, в КБ – 56,4%. В свете клинических и фармакологических данных добавление антидепрессантов к АС в период лечения острого психотического эпизода нужно признать необоснованным. Что касается лечения постпсихотических депрессий у больных шизофренией, то данные об эффективности комбинированной терапии ограниченны и противоречивы. Выводы: по результатам исследования видна тенденция к уменьшению частоты комбинированного назначения АС и антидепрессантов, что соответствует международным клиническим рекомендациям и способствует уменьшению частоты и тяжести нежелательных и потенциально опасных побочных действий антипсихотических препаратов.

Решетько О.В., Рыженкова И.Г., Соколов А.В. 95

Ключевые слова: антикоагулянты, фармакоэпидемиология, профилактика тромбоэмболических осложнений. Цель: оценить особенности антитромботической терапии больных с фибрилляцией предсердий (ФП), находившихся на лечении в специализированном стационаре г. Саратова, и ее соответствие рекомендациям Российского кардиологического общества (РКО), Всероссийского научного общества специалистов по аритмологии (ВНОА) и Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России (АССХ) по диагностике и лечению ФП 2012 г. Материалы и методы: проведено фармакоэпидемиологическое ретроспективное исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных (форма 003/у) с диагнозом “Фибрилляция предсердий” (МКБ – I48), получавших лечение в кардиологическом отделении одной из муниципальных больниц г. Саратова. Результаты: проанализировано 117 историй болезней пациентов с ФП, госпитализированных в 2016 г. Критерии включения в исследование: возраст пациентов старше 18 лет, установленный диагноз неклапанной ФП ишемического генеза. Критериями исключения из исследования являлись: кардиомиопатии не ишемического генеза I42-I43 по МКБ-10, тиреотоксикоз Е05 по МКБ-10, врожденные пороки сердца I34-I36 по МКБ-10, а также случаи ФП, возникшие при наличии острых временных причин (ОКС I20-I24 по МКБ-10, миокардит I40-I41, перикардиты I30-I32, ТЭЛА I26 по МКБ-10). Согласно рекомендациям, риск развития тромбоэмболических осложнений (ТЭО) у больных ФП оценивался с использованием шкалы CHA 2DS2-VASc. У 97,4% больных ФП отмечался высокий риск развития инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), у 0,9% был умеренны риск ТЭО (1 балл по шкале CHA2DS2-VASc), у 1,7% риск развития ТЭО был низкий (CHA2DS2-VASc=0). На госпитальном этапе всем пациентам с низким риском ТЭО (CHA2DS2-VASc=0) назначалась комбинированная терапия антиагрегантами (50% АСК+клопидогрел, 50% АСК+тикагрелор), что противоречит рекомендациям. Пациенту с умеренным риском инсульта (CHA2DS2-VASc=1) при документально зафиксированном отказе от приема ОАК была назначена комбинация АСК и клопидогрела, что не противоречит рекомендациям РКО, согласно которым у пациентов с CHA 2DS2-VASc=1 использование антиагрегантной терапии при ФП допустимо в случае отказа от приема любых ОАК (Класс IIA уровень В). Назначение ОАК имело место лишь у 33,3% больных ФП с высоким риском инсульта (CHA2DS2-VASc≥2), из них 5,3% пациентов получали варфарин, 21,9% дабигатран, 6,1% ривароксабан. Большинство пациентов (72,8%) с высоким риском развития ТЭО получали терапию антиагрегантами, что противоречит рекомендациям, согласно которым пациентам с высоким риском рекомендуется терапия ОАК при отсутствии противопоказаний (Класс I уровень А). У 6,1% больных ФП имело место сочетанное назначение антиагрегантов и ОАК, что значительно повышало риск развития кровотечения у данных пациентов. У 49% больных ФП с высоким риском инсульта, получавших варфарин, было значение МНО 2.0-3.0. У одного больного на приеме варфарина отмечалось высокое значение МНО более 3.0. После повторного контроля МНО на вторые сутки после отмены варфарина, его значение было менее 2.0 и была начата терапия дабигатраном. Еще в одном случае была замена двойной антиагрегантной терапии на ривароксабан. Выводы: фармакотерапия ФП не в полной мере соответствовала рекомендациям РКО, ВНОА и АССХ по диагностике и лечению ФП 2012 г.