Фармакоэкономика: теория и практика
№1, 2018, Т.6

Костенко Н.Л., Мирошниченко Ю.В., Щерба М.П. 344

Ключевые слова: фармакоэкономические исследования, моделирование, сети Петри. Цель: рассмотреть возможность применения сетей Петри для моделирования фармакоэкономических исследований. Материалы и методы: структурно-функциональный анализ; методы сравнения и описания; контент-анализ; экономические методы и модели. Результаты: маршрут пациента в фармакоэкономических моделях наиболее часто описывается с использованием модели «дерева решений» и модели Маркова (или их комбинации). При этом марковские модели обладают большей точностью в сравнении с моделями «дерева решений», однако являются более сложными в исполнении и требуют большего массива исходных данных. Исходя из практики использования моделей «дерево решений» считается целесообразным при фармакоэкономическом анализе остропротекающих заболеваний, а марковских моделей – при исследовании хронических заболеваний, или заболеваний, характеризующихся выраженной стадийностью. Главным условием для реализации модели Маркова является доступность данных о значениях марковских переходов. Однако, при моделировании фармакоэкономических исследований является актуальным изучение не только возможных сценариев, но и особенностей их динамических свойств. В связи с этим нами был выбран для рассмотрения один из часто используемых вариантов динамических дискретных систем − математический аппарат Сети Петри. Сеть представляет собой двудольный ориентированный граф, состоящий из вершин двух типов − позиций и переходов. Текущее состояние сети Петри характеризуется неупорядоченным набором позиций, каждой из которых ставится в соответствие натуральное число, указывающее количество фишек. Процесс перераспределения фишек называется выполнением сети Петри. Позиции и переходы соединены направленными дугами, каждая из которых имеет свой вес. При срабатывании перехода фишка удаляется из каждой его входной позиции и вносится в каждую выходную позицию. Срабатывание перехода происходит мгновенно. Если одновременно активированы два либо более переходов, то срабатывает только один из них (одновременное срабатывание двух переходов в сетях Петри не допускается). Выбор запускаемого перехода осуществляется случайно, в этом смысле сети Петри – недетерминированная модель. Кроме того, сеть Петри характеризуется асинхронностью – она работает не в физическом, а в логическом (дискретном) времени, определяемом частичной упорядоченностью событий (переходов). Сети Петри имеют ряд ограничений, которые нивелируются рядом правил и условий в алгоритмах моделирования: временная сеть – переходы обладают весом, определяющим продолжительность срабатывания (задержку); стохастическая сеть – задержки являются случайными величинами; функциональная сеть – задержки определяются как функции некоторых аргументов, например, количества фишек в каких-либо позициях, состояния некоторых переходов; цветная сеть – метки могут быть различных типов, обозначаемых цветами, тип метки может быть использован как аргумент в функциональных сетях; ингибиторная сеть – возможны ингибиторные дуги, запрещающие срабатывание перехода, если во входной позиции, связанной с переходом ингибиторной дугой, находится метка; иерархическая сеть – содержит не мгновенные переходы, в которые вложены другие сети (возможно также иерархические). Сети Петри разрабатывались специально для моделирования синхронных и независимых событий, а также для моделирования тех систем, которые содержат взаимодействующие параллельные компоненты, например возможные сценарии в фармакоэкономических исследованиях хронических и острых заболеваний. Анализ сетей помогает получить важную информацию о структуре и динамическом поведении моделируемой системы. Таким образом, Сети Петри являются современным мощным инструментом поддержки принятия решений, существенно повышающим практическую ценность фармакоэкономических исследований. Выводы: сети Петри могут выступать значимым инструментом моделирования фармакоэкономических исследований благодаря их возможности описания многих классов дискретных, асинхронных, параллельных, распределенных, недетерминированных систем, благодаря наглядности представления их работы, развитому математическому и программному аппарату анализа.

Елисеева Е.В., Еремеева В.А., Поддубный Е.А., Феоктистова Ю.В. 341

Ключевые слова: клинико-экономический анализ, льготное лекарственное обеспечение. Цель: провести клинико-экономический анализ (КЭА) закупок препаратов в льготном лекарственном обеспечении для определения приоритетных направлений и оптимизации финансовых затрат. Материалы и методы: проведен КЭА и ABC/VEN-анализ в рамках программы обеспечения необходимыми лекарственными препаратами отдельных категорий граждан Российской Федерации» (ОНЛП). Проанализированы официальные данные государственного портала – http:// zakupki.gov.ru о приобретении препаратов в рамках государственных программ льготного лекарственного обеспечения для двух субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации (регион I и регион II), за период 2014-2016 гг. Результаты: установлено, что в регионе I в 2014 г. на приобретение 16 лекарственных препаратов (ЛП) группы «А» с высоким уровнем потребления израсходовано 30 895 779,31 руб., что составило 80% финансовых средств. На 15 препаратов группы «В» (средний уровень потребления) выделено 5 547 453,04 руб. – 15% средств. На 36 ЛП группы «С» (наименее потребляемые) – 2 025 173,42 руб. – 5% финансовых средств в рамках ОНЛП. Список лекарств группы «А» включал 16 наименований, все они (100%) относились к жизненно важным (класс «V», «Vital»). Группа «В» включала в себя 15 ЛП, 14 из которых (93,3%) отнесены к классу «V»; и 1 (6,7%) – к классу «Е» («Essential», необходимые). Класс «С» представлен 36 позициями, из них 26 препаратов (72,2%) входили в группу «V», 8 (22,2%) – в группу «Е» и 2 (5,6%) отнесены к группе «N» («Non-essential», второстепенные). В 2015 г. в данном субъекте на 11 ЛП группы «А» выделено 42 121 762,26 руб. (80% финансовых средств). На приобретение 11 препаратов группы «В» выделено 7 582 806,19 руб. (15% средств); на 30 ЛП группы «С» – 2 645 761,33 (5% средств). Класс «А» включал 11 препаратов, из которых группа «V» состояла из 10 наименований (91%) и 1 (9%) – «N» (адеметионин). Класс «В» представлен 11 препаратами, из которых 9 (81,8%) принадлежали к «V» и 2 (18,2%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды и этилметилгидроксипиридин). В класс «С» входили 30 ЛП, из них 24 (80%) отнесены к «V» и 6 (20%) – к «N». В этом же регионе в 2016 г. сумма затрат на ЛП группы «А» составила 125 271 122,73 рублей (80% средств); на препараты группы «В» – 23 498 596,87 (15 %) и на ЛП группы «С» – 7 760 930,62 (5 %). В класс «А» включено 39 препаратов, из которых 35 (89,7%) относились к группе «V», 3 (7,7%) – к «Е» и 1 (2,6%) – к «N» (адеметионин). Класс «В» состоял из 42 препаратов, из них 37 (88,1%) отнесены к «V»; 1 (2,4%) – к «Е» и 4 (9,5%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды; тиоктовая кислота, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон; этилметилгидроксипиридин). Группа «С» включала 103 ЛП, из них 83 (80,6%) отнесены к «V»; 14 (13,6) – к «Е», и 6 (5,8%) – к «N». В регионе II за 2014 г. приобретение препаратов группы «А» заняло 33 666 118,00 руб. (80%); лекарств группы «В» – 6 143 833,44 руб. (15% средств); препаратов «С» – 2 249 517,69 руб. (5% средств). В класс «А» включено 24 ЛП, из них 22 (91,6%) заняла группа «V»; 1 (4,2%) – к «Е», и 1 (4,2%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды). Класс «В» состоял из 41 ЛП, из которых 32 препарата (78%) отнесены к группе «V»; 3 (7,4%) – к «Е», и 6 (14,6%) – к «N» (триметазидин, церебролизин, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон; азапентацен, винпоцетин, лизатов бактерий смесь). Класс «С» представлен 139 средствами, из них 92 (66,2%) относились к группе «V»; 28 (20,1%) – к «Е», и 19 (13,7%) – к «N». В 2015 г. в этом же субъекте на лекарства группы «А» затрачено 87 344 480,65 (80% средств); группы «В» – 15 478 709,94 руб. (15% средств); «С» – 6 142 812,74 руб. (5% средств). На группу «А» приходилось 47 ЛП, из которых 39 (83%) занимал класс «V»; 3 (6,4%) – «Е», и 5 (10,6%) – «N» (церебролизин, глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды; тиоктовая кислота, бифидобактерии бифидум; N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон). Класс «В» представлен 60 препаратами, 51 (85%) из которых относились к «V»; 4 (6,7%) – к «Е», и 5 (8,3%) – к «N» (диосмин+гесперидин; винпоцентин, триметазидин, пирацетам, адеметионин). В классе «С» – 184 ЛП, из них в группе «V» – 123 лекарства (66,8%); на «Е» – 40 препаратов (21,7%), и «N» – 21 ЛП (11,5%). В данном субъекте в 2016 г. на приобретение ЛП группы «А» израсходовано 64 124 687,41 (80% средств); группы «В» – 12 169 194,39 руб. (15% средств); «С» – 5 046 932,29 руб. (5% средств). Класс «А» состоял из 27 ЛП, из которых 25 (92,6%) – принадлежали к группе «V»; 1 (3,7%) – к «Е», и 1 (3,7%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды). В классе «В», включавшем 31 лекарственное средство, 24 (77,4%) – отнесены к группе «V»; 2 (6,5%) – к «Е», и 5 (16,1%) – к «N» (тиоктовая кислота, церебролизин, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон, винпоцетин, адеметионин). В классе «С», состоявшем из 131 препарата, 102 (77,9%), включены в группу «V»; 20 (15,2%) – в «Е», и 9 (6,9%) – в «N». Выводы: КЭА и прикладной ABC/VEN-анализ позволяют определить приоритетные направления в закупках ЛП для льготного обеспечения, оптимизировать финансовые затраты на жизненно важные лекарства класса «V» и сократить расходы на второстепенные препараты класса «N» с полным отказом от приобретения ряда препаратов с низкой эффективностью.

Булачева А.Ю., Гончарова Р.К., Елисеева Е.В., Еремеева В.А., Манеева Е.С. 336

Ключевые слова: клинико-экономический анализ, льготное лекарственное обеспечение. Цель: провести клинико-экономический анализ (КЭА) закупок препаратов в льготном лекарственном обеспечении для определения приоритетных направлений и оптимизации финансовых затрат. Материалы и методы: проведен КЭА и ABC/VEN-анализ в рамках программы обеспечения необходимыми лекарственными препаратами отдельных категорий граждан Российской Федерации» (ОНЛП). Проанализированы официальные данные государственного портала – http:// zakupki.gov.ru о приобретении препаратов в рамках государственных программ льготного лекарственного обеспечения для двух субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации (регион I и регион II), за период 2014-2016 гг. Результаты: установлено, что в регионе I в 2014 г. на приобретение 16 лекарственных препаратов (ЛП) группы «А» с высоким уровнем потребления израсходовано 30 895 779,31 руб., что составило 80% финансовых средств. На 15 препаратов группы «В» (средний уровень потребления) выделено 5 547 453,04 руб. – 15% средств. На 36 ЛП группы «С» (наименее потребляемые) – 2 025 173,42 руб. – 5% финансовых средств в рамках ОНЛП. Список лекарств группы «А» включал 16 наименований, все они (100%) относились к жизненно важным (класс «V», «Vital»). Группа «В» включала в себя 15 ЛП, 14 из которых (93,3%) отнесены к классу «V»; и 1 (6,7%) – к классу «Е» («Essential», необходимые). Класс «С» представлен 36 позициями, из них 26 препаратов (72,2%) входили в группу «V», 8 (22,2%) – в группу «Е» и 2 (5,6%) отнесены к группе «N» («Non-essential», второстепенные). В 2015 г. в данном субъекте на 11 ЛП группы «А» выделено 42 121 762,26 руб. (80% финансовых средств). На приобретение 11 препаратов группы «В» выделено 7 582 806,19 руб. (15% средств); на 30 ЛП группы «С» – 2 645 761,33 (5% средств). Класс «А» включал 11 препаратов, из которых группа «V» состояла из 10 наименований (91%) и 1 (9%) – «N» (адеметионин). Класс «В» представлен 11 препаратами, из которых 9 (81,8%) принадлежали к «V» и 2 (18,2%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды и этилметилгидроксипиридин). В класс «С» входили 30 ЛП, из них 24 (80%) отнесены к «V» и 6 (20%) – к «N». В этом же регионе в 2016 г. сумма затрат на ЛП группы «А» составила 125 271 122,73 рублей (80% средств); на препараты группы «В» – 23 498 596,87 (15 %) и на ЛП группы «С» – 7 760 930,62 (5 %). В класс «А» включено 39 препаратов, из которых 35 (89,7%) относились к группе «V», 3 (7,7%) – к «Е» и 1 (2,6%) – к «N» (адеметионин). Класс «В» состоял из 42 препаратов, из них 37 (88,1%) отнесены к «V»; 1 (2,4%) – к «Е» и 4 (9,5%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды; тиоктовая кислота, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон; этилметилгидроксипиридин). Группа «С» включала 103 ЛП, из них 83 (80,6%) отнесены к «V»; 14 (13,6) – к «Е», и 6 (5,8%) – к «N». В регионе II за 2014 г. приобретение препаратов группы «А» заняло 33 666 118,00 руб. (80%); лекарств группы «В» – 6 143 833,44 руб. (15% средств); препаратов «С» – 2 249 517,69 руб. (5% средств). В класс «А» включено 24 ЛП, из них 22 (91,6%) заняла группа «V»; 1 (4,2%) – к «Е», и 1 (4,2%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды). Класс «В» состоял из 41 ЛП, из которых 32 препарата (78%) отнесены к группе «V»; 3 (7,4%) – к «Е», и 6 (14,6%) – к «N» (триметазидин, церебролизин, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон; азапентацен, винпоцетин, лизатов бактерий смесь). Класс «С» представлен 139 средствами, из них 92 (66,2%) относились к группе «V»; 28 (20,1%) – к «Е», и 19 (13,7%) – к «N». В 2015 г. в этом же субъекте на лекарства группы «А» затрачено 87 344 480,65 (80% средств); группы «В» – 15 478 709,94 руб. (15% средств); «С» – 6 142 812,74 руб. (5% средств). На группу «А» приходилось 47 ЛП, из которых 39 (83%) занимал класс «V»; 3 (6,4%) – «Е», и 5 (10,6%) – «N» (церебролизин, глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды; тиоктовая кислота, бифидобактерии бифидум; N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон). Класс «В» представлен 60 препаратами, 51 (85%) из которых относились к «V»; 4 (6,7%) – к «Е», и 5 (8,3%) – к «N» (диосмин+гесперидин; винпоцентин, триметазидин, пирацетам, адеметионин). В классе «С» – 184 ЛП, из них в группе «V» – 123 лекарства (66,8%); на «Е» – 40 препаратов (21,7%), и «N» – 21 ЛП (11,5%). В данном субъекте в 2016 г. на приобретение ЛП группы «А» израсходовано 64 124 687,41 (80% средств); группы «В» – 12 169 194,39 руб. (15% средств); «С» – 5 046 932,29 руб. (5% средств). Класс «А» состоял из 27 ЛП, из которых 25 (92,6%) – принадлежали к группе «V»; 1 (3,7%) – к «Е», и 1 (3,7%) – к «N» (глицирризиновая кислота+эссенциальные фосфолипиды). В классе «В», включавшем 31 лекарственное средство, 24 (77,4%) – отнесены к группе «V»; 2 (6,5%) – к «Е», и 5 (16,1%) – к «N» (тиоктовая кислота, церебролизин, N-карбамоилметил-4-фенил-2-пирролидон, винпоцетин, адеметионин). В классе «С», состоявшем из 131 препарата, 102 (77,9%), включены в группу «V»; 20 (15,2%) – в «Е», и 9 (6,9%) – в «N». Выводы: КЭА и прикладной ABC/VEN-анализ позволяют определить приоритетные направления в закупках ЛП для льготного обеспечения, оптимизировать финансовые затраты на жизненно важные лекарства класса «V» и сократить расходы на второстепенные препараты класса «N» с полным отказом от приобретения ряда препаратов с низкой эффективностью.

Магдеев Р..., Решетько О.В. 380

Ключевые слова: ожирение, дислипидемия, статины. Цель: изучить особенностей гиполипидемической терапии при метаболическом синдроме (МС), у пациентов в условиях реальной клинической практики. Материалы и методы: проведено фармакоэпидемиологическое исследование, основанное на анализе историй болезней пациентов, поступивших в течение месяца в стационар с диагнозом с метаболический синдром, в одну из больниц г. Саратова в 2017 г. Под диагнозом МС рассматривалось сочетание основного критерия (центральный (абдоминальный) тип ожирения) с двумя и больше дополнительными критериями (артериальная гипертония (АГ)), повышение уровня триглицеридов (≥ 1,7 ммоль/л), снижение уровня ХС ЛПВП (<1,0 ммоль/л у мужчин; <1,2 ммоль/л у женщин), повышение уровня (ХС ЛПНП > 3,0 ммоль/л), гипергликемия натощак (глюкоза в плазме крови натощак ≥ 6,1 ммоль/л), нарушение толерантности к глюкозе (глюкоза в плазме крови через 2 часа после нагрузки глюкозой в пределах ≥7,8 и ≤11,1 ммоль/л). На каждый случай заполнялась специально разработанная индивидуальная анкета. Полученные данные обрабатывались с помощью компьютерной программы Microsoft Excel. Результаты: проанализированы 105 историй болезней (форма 003/у). Женщин с МС было госпитализировано больше 68 (65%), чем мужчин 37 (35 %). Средний возраст пациентов составил 64+12,1 года. Абдоминальный тип ожирения был обнаружен у всех пациентов при объективном обследовании. Из дополнительных критериев почти все пациенты страдали АГ - 101 (96%) человек. Сахарным диабетом болели 86 (82%) пациентов. Так же очень часто встречалась ИБС - 71 (68%) пациент. При биохимическом исследовании крови дислипидемия с повышенным содержанием проатерогенных липидов выявлена у 69 (66 %) пациентов (34 пациента – повышены уровни ХЛ, ТГ, ЛПНП; 10 пациентов – повышены уровни ТГ, ЛПНП; 9 пациентов – повышены уровни ХЛ, ЛПНП; 9 пациентов – повышен уровень ХЛ, 7 пациентов – повышен уровень ТГ). Все пациенты в стационаре и при выписке получили рекомендации о немедикаментозной коррекции липидных нарушений. В тоже время все пациенты, у которых была выявлена дислипидемия с повышением содержания проатерогенных липидов получали медикаментозную терапию в стационаре с последующим ее продолжением на амбулаторном этапе. В качестве гиполипидемичсекой терапии все пациенты получали статины. Выводы. Анализируя полученные данные можно утверждать, что частота назначения гиполипидемических препаратов находиться на высоком уровне. Всем пациентам, у которых было выявлено повышение содержания проатерогенных липидов назначалась медикаментозная терапия, все получали рекомендации по немедикаментозной коррекции. Однако следует отметить, несмотря на разные типы дислипидемических нарушений все пациенты получали терапию только статинами. Согласно лабораторным данным, у части пациентов выявлена дислипидемия, с повышением уровня триглицерид-богатых частиц. В этих случаях назначение фибратов является более обоснованным.

Куликов А.Ю., Проценко М.В. 333

Ключевые слова: бесплодие, инфертильность, распространенность, фармакоэкономический анализ, Российская Федерация, экстракорпоральное оплодотворение. Цель: определить актуальность проведения фармакоэкономической оценки лекарственных средств, применяемых для проведения процедуры ЭКО в рамках программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи на территории РФ. Материалы и методы: информационный поиск был проведен в базах данных Medline, Cochrane Library, E-Library и в сети Интернет. Результаты: за последние десять лет распространенность бесплодия увеличилась более чем в 5 раз. В ответ на рост количества бесплодных пар вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) вносят существенный вклад в решение данной проблемы. ВРТ оказывают положительный эффект как на демографические, так и на экономические показатели, увеличивая объем внутреннего валового продукта (ВВП). Из известных на сегодняшний день методов ВРТ наибольшее распространение во всем мире получило экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). В 2007 году указом Президента РФ была утверждена Концепция демографической политики РФ на период до 2025 года, в ходе реализации которой к 2016 году проведено около 50 тысяч циклов ЭКО. Важную роль в достижении результата ЭКО играет рациональный выбор ЛС для стимуляции суперовуляции. На сегодняшний день в клинической практике применяют два типа ЛС: менопаузальные и рекомбинантные гонадотропины. Представляется необходимым проведение комплексной фармакоэкономической оценки лекарственных средств, применяемых в ЭКО. Проведенный информационный поиск фармакоэкономических исследований показал, что в открытых информационных источниках имеются сведения о трех работах, выполненных в РФ различными авторами. В первом исследовании была проведена клинико-экономическая оценка, проведенная методом «минимизации затрат», т.е. без учета различий в эффективности терапии. Автор пришел к выводу, что индукция суперовуляции рекомбинантным препаратом длительного действия (корифоллитропин альфа) является экономически более выгодной по сравнению с рекомбинантным ФСГ (р-ФСГ) (Гонал-Ф). Во втором исследовании на основе анализа «затраты-эффективность» сделано заключение, что рекомбинантный ФСГ (Гонал-Ф) является доминантным в сравнении с менопаузальным гонадотропином (Менопур). В третьем исследовании проведен анализ отдаленных последствий более широкого использования ЭКО в лечении бесплодия на региональном и федеральном уровнях с позиции общества в целом. Рассчитан показатель доходности вложений инвестиций (ROI) в РФ, который составил 27%. С 2011 г. в РФ доступен ЛП, содержащий фиксированную дозу р-ФСГ и р-ЛГ (Перговерис) и имеющий показания к использованию у женщин с субоптимальным ответом на стимуляцию, фармакоэкономическая оценка которого ранее не проводилась. Выводы: проведение фармакоэкономических исследований ЛП Перговерис представляется актуальной задачей.

Крылов В.А. 344

Ключевые слова: бесплодие, инфертильность, распространенность, фармакоэкономический анализ, Российская Федерация, экстракорпоральное оплодотворение. Цель: определить актуальность проведения фармакоэкономической оценки лекарственных средств, применяемых для проведения процедуры ЭКО в рамках программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи на территории РФ. Материалы и методы: информационный поиск был проведен в базах данных Medline, Cochrane Library, E-Library и в сети Интернет. Результаты: за последние десять лет распространенность бесплодия увеличилась более чем в 5 раз. В ответ на рост количества бесплодных пар вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) вносят существенный вклад в решение данной проблемы. ВРТ оказывают положительный эффект как на демографические, так и на экономические показатели, увеличивая объем внутреннего валового продукта (ВВП). Из известных на сегодняшний день методов ВРТ наибольшее распространение во всем мире получило экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). В 2007 году указом Президента РФ была утверждена Концепция демографической политики РФ на период до 2025 года, в ходе реализации которой к 2016 году проведено около 50 тысяч циклов ЭКО. Важную роль в достижении результата ЭКО играет рациональный выбор ЛС для стимуляции суперовуляции. На сегодняшний день в клинической практике применяют два типа ЛС: менопаузальные и рекомбинантные гонадотропины. Представляется необходимым проведение комплексной фармакоэкономической оценки лекарственных средств, применяемых в ЭКО. Проведенный информационный поиск фармакоэкономических исследований показал, что в открытых информационных источниках имеются сведения о трех работах, выполненных в РФ различными авторами. В первом исследовании была проведена клинико-экономическая оценка, проведенная методом «минимизации затрат», т.е. без учета различий в эффективности терапии. Автор пришел к выводу, что индукция суперовуляции рекомбинантным препаратом длительного действия (корифоллитропин альфа) является экономически более выгодной по сравнению с рекомбинантным ФСГ (р-ФСГ) (Гонал-Ф). Во втором исследовании на основе анализа «затраты-эффективность» сделано заключение, что рекомбинантный ФСГ (Гонал-Ф) является доминантным в сравнении с менопаузальным гонадотропином (Менопур). В третьем исследовании проведен анализ отдаленных последствий более широкого использования ЭКО в лечении бесплодия на региональном и федеральном уровнях с позиции общества в целом. Рассчитан показатель доходности вложений инвестиций (ROI) в РФ, который составил 27%. С 2011 г. в РФ доступен ЛП, содержащий фиксированную дозу р-ФСГ и р-ЛГ (Перговерис) и имеющий показания к использованию у женщин с субоптимальным ответом на стимуляцию, фармакоэкономическая оценка которого ранее не проводилась. Выводы: проведение фармакоэкономических исследований ЛП Перговерис представляется актуальной задачей.

Костина Е.О., Ягудина Р.И. 318

Ключевые слова: сахарный диабет 1 типа, инсулиновая помпа, фармакоэкономический анализ. Цель: Определение актуальности проведения клинико-экономической оценки инсулиновых помп в лечении сахарного диабета. Материалы и методы: информационный поиск был проведен в базах данных Medline, Cochrane Library, E-Library и в сети Интернет при помощи различных комбинаций ключевых слов: «сахарный диабет», «инсулиновые помпы», «распространенность», «фармакоэкономический анализ», «затраты», «затраты – эффективность», «затраты-полезность», «анализ влияние на бюджет», «diabetes mellitus», «CSII», «MDI», «pharmacoeconomic analysis», «cost-effectiveness analysis», «budget impact analysis», «Russian Federation», «Russia». Результаты: в РФ на 2016 год диабет занимает 4-е место среди социально-значимых болезней и по данным Минздрава количество больных составляет 4,6 млн. человек, из которых 10% приходится на сахарный диабет 1 типа. При заболевании сахарным диабетом 1 типа наблюдается наиболее высокая частота госпитализаций, ранняя инвалидизация больных и преждевременная смертность. Это обусловлено развитием болезни в раннем возрасте, тяжело контролируемым уровнем гликемии крови, который приводит к угрозе развития тяжелых осложнений. Целью лечения данного заболевания является компенсация углеводного обмена, единственного способа, предотвращающего развитие осложнений. Соответствующее введение инсулина ведет к достижению нормогликемии в случае инсулиновой недостаточности. И, как следствие улучшению качества жизни и ее продолжительности. В Российской Федерации широко распространено введение инсулиновых препаратов в режиме множественных инъекций, с помощью шприц-ручек. Инсулиновые помпы используются в России значительно реже, чем в других развитых странах. Одной из причин редкого применения инсулиновой помпы является экономическая составляющая. В частности, дороговизна использования помп, приводящая к отказу пациентов от ее применения за счет личных средств. Таким образом, возникает необходимость в проведении комплексной фармакоэкономической оценке. Результаты информационного поиска показали, что первый фармакоэкономический анализ использования инсулиновых помп на территории РФ был проведен в рамках подготовки диссертации в 2009 году. В данной работе была проведена оценка качества жизни пациентов, использующих непрерывное подкожное введение инсулина. И проведен фармакоэкономический анализ методом «затраты-полезность», т.е. без учета различий в эффективности и сравнения стоимости методов лечения, которые могут определять величину экономической потери для общества и здравоохранения. Выводы: проведение комплексной фармакоэкономической оценки по применению инсулиновой помпы для пациентов, страдающих сахарным диабетом 1 типа, является актуальным.

Клищенко М.Ю., Левитан А.И., Решетько О.В., Рыженкова И.Г. 416

Ключевые слова: антибиотикорезистентность, фармакоэпидемиология, антибиотики. Цель исследования: изучить микробиологический спектр и резистентность к антибактериальным препаратам микрофлоры, выделенной из различных видов биоматериалов у пациентов реанимационного отделения. Материалы и методы: были проанализированы результаты 362 микробиологических исследований биоматериалов реанимационного отделения клинической больницы г. Саратова, взятых у больных с 01.01.2016 г. по 31.12.2016 г. Результаты: в структуре выделенных возбудителей превалировала Kl. pneumoniae – 24%. Данный возбудитель часто является продуцентом β-лактамаз расширенного спектра действия (БЛРС), что и подтвердилось в ходе анализа: резистентными к цефалоспоринам оказались 98,8% штаммов возбудителя. К ципрофлоксацину были резистентны 84,3% штаммов, к амикацину – 43,4%. Препаратами выбора для лечения инфекций, вызванных данным возбудителем, являются карбапенемы. Чувствительными к ним были 94,9% штаммов. Также грамотрицательная флора была представлена неферментирующими бактериями: Pseudomonas sp. – 14,6% (в том числе Ps. aeruginosa – 10,2%) и Acinetobacter sp – 12,1% (в том числе Ac. baumannii – 5,5%). Менее трети штаммов синегнойной палочки были чувствительны к цефалоспоринам. Большая часть была резистентна к амикацину (65,7%) и ципрофлоксацину (79,4%). Только 45,9% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Схожие результаты по антибиотикорезистентности были и у Ac. Baumannii: всего 77,8% штаммов были чувствительны к карбапенемам. Среди грамположительных кокков наиболее частым возбудителем были Enterococcus sp. (11,3%). Чувствительность к ампициллину и гентамицину зарегистрирована у 46,2% и 28,2% штаммов, соответственно. Наиболее эффективными средствами для лечения могли быть линезолид и карбапенемы (чувствительность к ним была у 97,3% и 70,4% выделенных штаммов). Также были выделены следующие микроорганизмы: St. aureus – 11%, Staphylococcus sp. – 8,8%, прочие бактерии – 13,5% и Candida sp. – 4,4%. На основании структуры возбудителей реанимационного отделения и их антибиотикорезистентности были даны рекомендации по рациональной антибиотикотерапии. Выводы: для обеспечения рациональной антибиотикотерапии в отделениях интенсивной терапии и реанимации необходимо проведение микробиологического исследования биообразцов пациентов, на возможно более ранних сроках их пребывания в реанимации.

Дорфман И.П., Кирилочев О.О., Умерова А.Р. 448

Ключевые слова: антихолинергическая нагрузка, неблагоприятные лекарственные реакции, полипрагмазия. Цель: определить возможность применения валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки (Anticholinergic Cognitive Burden Scale – АСВ) и обновлённых критериев Бирса (2015 г.) для выявления риска развития неблагоприятных лекарственных реакций и оценки ассоциированных с ними расходов. Материалы и методы: проведён анализ лекарственных назначений на предмет наличия препаратов с антихолинергическими свойствами в условиях психиатрического стационара. Антихолинергическая нагрузка оценивалась с помощью двух специализированных шкал: АСВ и обновлённых критериев Бирса, рекомендованных американской гериатрической ассоциацией для выявления назначений потенциально не рекомендованных лекарственных препаратов у пожилых пациентов. Результаты: в исследование были включены 102 пожилых пациента (старше 65 лет), у которых были проанализированы листы назначений на предмет оценки антихолинергической нагрузки. Все пациенты получали стационарное лечение в ГБУЗ АО «Областная клиническая психиатрическая больница». По результатам анализа каждому из пациентов был присвоен балл антихолинергической нагрузки, по которому можно судить о рисках возникновения нежелательной побочной реакции (как правило, когнитивных расстройств) для своевременного её предотвращения методом коррекции назначенной фармакотерапии. Из группы обследуемых у 42 пациентов (41,18%) лекарственных препаратов с антихолинергическими свойствами не применялось. В соответствии со Шкалой когнитивной антихолинергической нагрузки 15 пациентов (14,7%) получили 1 балл. Данный уровень антихолинергического бремени по данным литературы может быть сопряжён с потенциальными антимускариновыми эффектами (в экспериментальных исследованиях). 3 пациента (2,94%) имели суммарный балл, равный 2, что при высокодозовом режиме может быть причиной развития побочных реакций (клинические исследования). 42 пациента (41,18%) в соответствии с валидизированной шкалой получили 3 и более баллов, что может соответствовать повышенному риску развития нежелательных побочных реакций при применении препаратов, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, в средних терапевтических дозах. Следует отметить, что в этой группе максимальное количество баллов достигало 10, что наблюдалось у 3-х пациентов (2,94%). Критерии Бирса, один из разделов которых посвящён наиболее небезопасным лекарственным препаратам с точки зрения антихолинергических свойств, не присваивают определённую степень нагрузке, а лишь указывают данные препараты. Однако, группа экспертов, работавших над данными рекомендациями, подчёркивает, что при создании использовался комплекс из нескольких шкал, что позволило составить список препаратов с наиболее выраженными антихолинергическими свойствами. Нами было выявлено, что 61 пациент (59,80%) не получали таких препаратов. 29 пациентам (28,43%) был назначен один такой препарат. 7 пациентов (6,86%) получали по 2 лекарственных средства с выраженными антихолинергическими свойствами, 3 пациента (2,94%) по 3. В соответствии с критериями Бирса 2 пациентам (1,96%) было одновременно назначено 4 лекарственных препарата, обладающих высоким антихолинергическим потенциалом, что может быть сопряжено с развитием побочных эффектов и требует пересмотра терапии. Таким образом, исходя из данных, полученных с помощью валидизированной Шкалы когнитивной антихолинергической нагрузки, было выявлено, что у 58,82% пациентов имеется риск развития антихолинергических побочных эффектов. Согласно критериям Бирса таких пациентов было выявлено 40,1%. Разница значений может быть связана с тем, что первая шкала выявляет препараты с любыми антихолинергическими свойствами, вторая – с выраженными. Выводы: шкала когнитивной антихолинергической нагрузки и критерии Бирса позволили выявить высокую частоту применения лекарственных препаратов с антихолинергическим потенциалом в условиях психиатрического стационара. Использование данных шкал сделает возможным своевременно выявить риски развития неблагоприятных лекарственных реакций, уменьшить частоту когнитивных нарушений и осуществить профилактику лекарственно-индуцируемых падений, что должно снизить финансовое бремя, направленное на решение вышеперечисленных медицинских проблем.

Кабакова Т.И., Калинин И.В. 363

Ключевые слова: ВИЧ-инфекция, лекарственное обеспечение, уголовно-исполнительная система. Цель: установить направления совершенствования лекарственного обеспечения ВИЧ-инфицированных на примере региональной пенитенциарной медицинской организации. Материалы и методы: контент-анализ, статистического и системного анализа, сравнения и группировки показателей, анализ «влияния на бюджет»; анализ «минимизации затрат». Изучение структур пациентов и применяемых лекарственных препаратов. Результаты: проведен анализ ассортимента лекарственных препаратов (ЛП), используемых для проведения высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) в региональной пенитенциарной медицинской организации (МО). Установлено, что по состоянию на 01.02.2018 в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) Краснодарского края и Республики Адыгея используются 17 международных непатентованных наименований (МНН) антиретровирусных лекарственных препаратов. Проанализирована структура пациентов, получающих вышеуказанные ЛП. Наиболее назначаемыми ЛП являются ламивудин (таблетки 150 мг и 300 мг) – 17% и комбинированный лекарственный препарат лопинавир + ритонавир (таблетки 200 мг + 50 мг) – 12%, а наименее назначаемыми ЛП являются этравирин (таблетки 200 мг) и фосампренавир (таблетки 700 мг) 1 %. Вместе с тем, в структуре товарных запасов преобладают ЛП ламивудин (таблетки 150 мг и 300 мг), тенофовир (таблетки 300 мг) - 13% и фосфазид (таблетки 200 мг) – 11%, что свидетельствует о необоснованности формирования товарно-материальных запасов антиретровирусных ЛП с учетом количества и структуры пациентов. Немаловажным является факт, что Постановлением Правительства РФ от 08.04.2017 №426, установлены Правила ведения Федерального регистра лиц, инфицированных ВИЧ, и Федерального регистра лиц, больных туберкулёзом. Данные регистры формируются в целях организации оказания медицинской помощи ВИЧ-инфицированным, включая обеспечение ЛП. Необходимо подчеркнуть, что с 2018 года формирование потребности МО в антиретровирусных ЛП осуществляется на основании вышеуказанных регистров. Однако до настоящего времени остается не решенным вопрос о выделении каналов связи для пенитенциарных МО, в которых находятся большое количество ВИЧ-инфицированных. Нерациональное распределение ЛП для проведения ВААРТ между территориальными органами УИС приводит к увеличению затрат на последующую релокацию антиретровирусных ЛП, а, вследствие, и к увеличению стоимости лечения данного заболевания ввиду развития у инфицированного лица оппортунистических заболеваний при необоснованной смене лекарственной терапии из-за отсутствия необходимого ЛП. Одним из основных факторов увеличения затрат на оказание медицинской помощи ВИЧ-инфицированным в учреждениях УИС является комплаентность данных больных. Выявлено, что ввиду отсутствия в региональных пенитенциарных МО выделенных кабинетов врачей-инфекционистов по борьбе с ВИЧ-инфекцией, формированием приверженности к лечению ВИЧ-инфицированных пациентов занимаются врачи других клинических специальностей, кроме того, имеющиеся в учреждениях УИС психологические службы не привлечены к данной работе. Выводы: постоянное увеличение затрат на лекарственное обеспечение ВИЧ-инфицированных в УИС свидетельствует о необходимости принятия незамедлительных мер по их включению в федеральный регистр с целью недопущения нерационального использования ЛП. Введение в штатные расписания региональных пенитенциарных МО врачей-инфекционистов в структуре кабинетов по борьбе с ВИЧ-инфекцией и привлечение к работе по формированию приверженности этой категории пациентов является необходимой мерой для оптимизации их лечебного процесса.

Голубенко Р.А., Елисеева Е.В., Еремеева В.А., Манеева Е.С. 539

Ключевые слова: клинико-экономический анализ, противотуберкулезные препараты. Цель: провести клинико-экономический анализ закупок противотуберкулезных препаратов в условиях стационара для оптимизации лекарственного обеспечения и финансовых затрат. Материалы и методы: проведен ABС/VEN-анализ закупок противотуберкулезных препаратов на базе Краевого противотуберкулезного диспансера за период 2014-2016 гг. Результаты. Установлено, что в 2014 г. на приобретение 3 противотуберкулезных препаратов группы «А» с высоким уровнем потребления было израсходовано 73 603 992,131 руб., что составило 80% финансовых средств. На покупку 4 лекарственных препаратов группы «В» (средний уровень потребления) выделено 13 609 658,56 руб. – 15% средств. На 11 препаратов группы «С» (наименее потребляемые) потрачено 4 289 559,28 руб. – 5% финансовых средств. В 2015 г. расходы на приобретение 5 противотуберкулезных препарата группы «А» составили 64 315 634,39 руб. (80% финансовых средств). На 5 препаратов группы «В» выделено 10 554 420,20руб. (15% средств) и на 4 лекарственных препаратов группы «С» – 2 226 581,15 (5% средств). В 2016 г. на приобретение лекарственных препаратов группы «А» израсходовано 60 596 498,29 (80% средств); группы «В» – 9 219 289,81 руб. (15% средств); «С» – 2 334 052,20 руб. Все противотуберкулезные препараты относятся к категории жизненно важных (V) и входят в Перечень ЖНВЛП. Выводы: ABС/VEN-анализ закупок противотуберкулезных препаратов показал, что финансовые средства расходуется на приобретение препаратов основного и резервного ряда, и соответствуют структуре заболеваемости в стационаре. Это помогает оптимизировать лекарственное обеспечение и улучшить качество стационарной помощи пациентов.

Дрёмова Н.Б. 457

Ключевые слова: лекарственная терапия, современные пациенты, приверженность, социологический опрос. Цель: изучить мнения и отношение современных пациентов к лекарственным назначениям врачей. Материалы и методы: использован социологический опрос пациентов, обращающихся в учреждения здравоохранения для получения медицинской помощи при наличии проблем со здоровьем. Опрос проводился дистанционно с помощью специально подготовленной оригинальной анкеты «Лекарства в нашей жизни» на базе технологии Google.Формы, распространяемой через интернет посредством социальных сетей и электронной почты среди неограниченного круга участников в период с августа 2016 г. по декабрь 2017 г. (в настоящее время исследование пролонгировано на 2018 г.). Всего к настоящему времени в опросе приняли участие 487 респондентов. Статистическая обработка осуществлялась с помощью программного обеспечения Google.Apps с использованием комплекса методов, в т.ч. вариационная статистика, группировка, ранжирование, структурный и логический анализы. Результаты: дизайн исследования позволил получить следующие результаты: 1) Характеристики современных пациентов. У большинства респондентов имеются различные проблемы со здоровьем, в том числе хронические болезни у 57,7%, болеют 1-3 раза в год – 59,1%, обращаются к врачам – 55%. Среди хронических заболеваний у них присутствуют: желудочно-кишечные – 20,1%, ЛОР-болезни – 11,9%, костно-мышечные – 11,5%, сердечно-сосудистые – 9,8%, глазные – 9% и др. Современные пациенты достаточно информированы о своих болезнях, так как обладают широким доступом к медицинской и фармацевтической информации – 69,4%; имеют расширенные возможности для самолечения – 53,6%; есть негативный опыт обращения к врачам – 50,7%; обладают высокой внушаемостью – 40,0%; критически оценивают назначенную врачом терапию заболеваний – 39,0%; имеют возросшую определенную медицинскую и фармацевтическую грамотность – 30,4%. 2) Самооценка видов здоровья современных пациентов. По пятибалльной шкале респонденты оценили собственное физическое здоровье на 3,85 балла, психическое - 3,88 балла, социальное – 4,0 балла, общее – 3,86 балла (средние значения). 3) Соблюдение лекарственных назначений врачей. 56,3% респондентов нарушают назначенный режим, в том числе: 62,8% пропускают время приема ЛС; 24,8% сокращают срок приема ЛС; 22,8% допускают замену назначенных ЛС на другие; 17,2% уменьшают или увеличивают назначенную дозу ЛС; 13,3% отказываются от приема предписанных врачом ЛС. 4) Причины прекращения приема ЛС. Основными причинами были названы следующие: наличие побочных действий ЛС – 63,2%; негативная информация о принимаемом ЛС – 38,6%; длительный срок до получения положительного эффекта от приема ЛС – 13,0%. 5) Факторы, влияющие на решение об использовании ЛС. Среди них пациенты указали: собственный опыт (положительный или отрицательный) приема ЛС – 55,2%; вид лекарственной формы ЛС (таблетки, растворы, инъекции, аэрозоль и др.) – 51,1%; стоимость ЛС – 46,2%; побочные действия у пациента или его близких – 40,2%; оригинальное ЛС или аналог (дженерик) – 39,2%; побочные действия ЛС, указанные в инструкции по применению – 28,3% и др. Группировка позволяет выделить три группы факторов: 1) собственные впечатления от приема ЛС, 2) товароведческие характеристики ЛС и 3) стоимость ЛС. 6) Среди отдельных аспектов приверженности выявлены следующие мнения: только в 50% случаев пациенты принимают ЛС аккуратно в соответствии с назначениями врача; они меняют режим приема ЛС осознанно и обдуманно; женщины и пожилые люди более привержены к приему ЛС, менее - молодые и одинокие люди. 7) Основные качества ЛС, влияющие на приверженность пациентов. Оценка по трехбалльной шкале различных качеств ЛС позволила установить предпочтительные: эффективность – 2,91 баллов; удобный способ применения – 2,24; удобная лекарственная форма – 2,22; незначительные побочные действия – 2,18; возможность редкого приема – 2,10; остальные 8 качеств получили оценки ниже 2 баллов (в среднем). Выводы: В исследовании получены научные факты, позволяющие утверждать наличие большой значимости ЛС для пациентов с заболеваниями и для тех, кто регулярно заботится о своем здоровье. Вместе с тем, распространены случаи низкого уровня приверженности к лекарственной терапии. Проблема требует комплексного подхода, в котором должны быть следующие направления: 1) воспитание у пациентов самосохранительной и медицинской культуры с участием врачей и провизоров; 2) разработка специальной просветительной литературы и информационных сайтов и порталов в сети Интернет, формирующих знания ответственного отношения к своему здоровью и болезням; 3) организация школ, в том числе онлайн-школ и сообществ в социальных сетях, для пациентов с различными нозологическими формами болезней с целью повышения осведомленности о них и воспитания правильного образа жизни с ними; 4) при наличии внедрения в практику здравоохранения современных информационных технологий возможно создание мобильных приложений для персонализированного общения и контактов врачей и пациентов, что позволит осуществлять врачебный мониторинг за соблюдением лекарственного режима.

Долотовская П.В., Липатова Т.Е., Малинова Л.И., Решетько О.В., Фурман Н.В. 338

Ключевые слова: фармакоэпидемиология, антиагреганты, предпочтения врачей. Цель: оценить уровень знаний принципов проведения антиагрегантной терапии и их соответствие современных клиническим рекомендациям, определить информационные источники получения знаний. Материалы и методы: проведено анонимное анкетирование 32 врачей, проходящих курс повышения квалификации по специальности «кардиология» на кафедре терапии факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов с помощью специально разработанного опросника. Задавались вопросы, касающиеся практики применения антитромбоцитарных препаратов, применения двойной антитромбоцитарной терапии (ДАТ) и критериев выбора различных подходов к терапии. Стаж 74% врачей был более 10 лет, 48% работали в поликлинике. Результаты: ответы на вопрос, кому показана антитромбоцитарная терапия (АТТ), распределились следующим образом: на первом месте оказались больные с острым коронарным синдромом (ОКС), АТТ сочли показанной 81% врачей. 74% врачей сочли, что АТТ показана лицам с высоким кардиоваскулярным риском, по 61% набрали фибрилляция/ трепетание предсердий и стентирование коронарных артерий в течение месяца. Больным стенокардией II ФК АТТ сочли показанной 48% опрошенных, а больным атеросклерозом периферических артерий 18%. Для лечения ОКС, по мнению 84% врачей, должна использоваться ацетилсалициловая кислота, 90% - клопидогрел, тикагрелор – 45%, тиклопидин – 16%, прасугрел – 32% и дипиридамол - 0%. С целью оценки факторов, влияющих на выбор опрошенными врачами АТТ, было предложено дать оценку каждому фактору – от 1 (крайне значимый) до 10 (крайне незначимый). На решение могло влиять несколько факторов. Факторы, влияющие на выбор препарата, по значимости для врачей распределились по убыванию следующим образом: • сведения, полученные из периодических изданий/ конференций, влияли на решение 84% опрошенных, из них 69% посчитали этот факт крайне значимым; • производитель препарата (страна происхождения, репутация и т.д.) – 74% (крайне значимый – 52%); • собственный опыт применения того или иного препарата – 65% (25% - крайне значимый, 20% очень значимый, 25% - значимый (оценка 4 из 10)); • цена препарата - 71% (23% крайне значимый, 25% значимый); • доступность в аптечной сети – 65% (крайне значимый 15%, значимый 35%, малозначимый 35% - оценка 7); • сведения, полученные от медицинских представителей – 55% (среднезначимый (оценка 5) – 29%, малозначимый – 35%, практически незначимый (оценка 9) – 6%); • мнение пациента – 58% (среднезначимо – 17%, незначимо (оценка 8) – 39%, крайне незначимо – 11%); • мнение коллег – 55% (очень значимо – 24%, средней значимости – 24%, малозначимо – 18%). При проведении дискриминантного анализа выявлено, что возраст, опыт и место работы не влияли на факторы выбора препарата, кроме отношения к информации медицинских представителей. Врачи экстренных отделений, кардиореанимации и специализированных отделений более склонны при выборе препарата ориентироваться на сведения медицинских представителей (p =0,004371), но чем больше трудовой стаж, тем менее значимой становится эта информация (p = 0,011847). Выводы: представления практикующих врачей-кардиологов о принципах современной АТТ далеки от сведений, изложенных в современных рекомендациях, что особенно заметно при обсуждении необходимости АТТ при стабильной стенокардии и атеросклерозе периферических артерий, а также по частоте упоминаний тиклопидина и тикагрелора при лечении ОКС. Нельзя не обратить внимание, что назначение ацетилсалициловой кислоты больным ОКС сочли необходимым только 81% врачей. Таким образом, доведения до сведения практикующих кардиологов актуальных клинических рекомендаций по проведению АТТ остается насущной проблемой. Сведения о значимости для врачей того или иного источника информации целесообразно учитывать при планировании научно-образовательных мероприятий. Нельзя считать приемлемым существенное влияние на мнение врачей-кардиологов стационаров медицинских представителей фармацевтических компаний.

Давыдовская М.В., Ермолаева Т.Н., Кокушкин К.А., Фисун А.Г., Холовня-Волоскова М.Э. 380

Ключевые слова: соглашения о разделении рисков, инновационные модели лекарственного обеспечения, схемы разделения рисков, риск-шеринг. Цель: определить целесообразность применения схем разделения рисков в России. Материалы и методы: проведен ретроспективный анализ международного опыта применения схем разделения рисков. Результаты: сутью схем разделения рисков является разделение рисков между плательщиком и производителем и обеспечение пациентов лекарственным препаратом, который по тем или иным причинам не обеспечивается по традиционной модели лекарственного обеспечения. Благодаря механизму, указанному в соответствующем соглашении, каждая из сторон принимает на себя какую-то часть риска, которая существовала для другой стороны. Таким образом, говорить о соглашениях о разделении рисков можно только в ситуации, когда имеется определенный риск для обеих сторон: плательщика и производителя. Подобного рода соглашения целесообразно заключать в ситуациях, когда: финансирование медицинской технологии связано с высокими затратами; количество больных, у которых технология может быть использована, неизвестно и трудно оцениваемое; оценка эффективности или безопасности лечения неопределенная, имеются различия в эффективности и безопасности технологии в подгруппах пациентов или имеется возможность дополнительных высоких затрат при данной медицинской технологии (диагностика, мониторинг, комбинированное лечение). В исследовании рассмотрены схемы разделения рисков применяемые в каждой из перечисленных ситуации, дана оценка опыта их применения в других странах и представлены соглашения, планируемые к внедрению в России, в таких нозологиях как болезнь Крона, язвенный колит, вирусный гепатит C, рассеянный склероз и рак легкого. Выводы: возможность применения схем разделения рисков в Российской Федерации с учетом международного опыта позвонит сэкономить финансовые средства федерального и регионального бюджетов на лекарственное обеспечение пациентов.

Грибкова И.В., Давыдовская М.В., Дубовцева В.А., Ермолаева Т.Н., Кокушкин К.А., Полякова К.И., Степанова В.Н., Холовня-Волоскова М.Э. 344

Ключевые слова: железодефицитная анемия беременных, препараты железа, анализ «затраты-эффективность». Цель: провести сравнительный фармакоэкономический анализ препарата двухвалентного железа Сорбифер Дурулес и препаратов трёхвалентного железа для лечения и профилактики железодефицитной анемии (ЖДА) беременных на основании моделирования. Материалы и методы: для построения моделей «затраты-эффективность» использовали опубликованные результаты клинических исследований, в которых проводилось сравнение эффективности лечения препаратами железа женщин, страдавших в период беременности железодефицитной анемией. Для расчетов затрат взяты средние цены препаратов железа по состоянию на 26.01.2018 г. по данным сайта Фарминдекс.рф. В качестве критерия эффективности было использовано среднее изменение уровня гемоглобина за период лечения. Результаты: фармакоэкономический анализ показал, что Сорбифер Дурулес является фармакоэкономически более выгодным, чем все рассмотренные нами препараты трёхвалентного железа: Феррум-лек, Мальтофер, Ферлатум (показатели «затраты-эффективность» равны, соответственно: 40.4, 63.7, 57.6, 201.6). Причём Ферлатум сильно проигрывает Сорбифер Дурулес из-за высокой стоимости, хотя и является более или равно эффективным. Показатели «затраты-эффективность» для препаратов Феррум-лек и Мальтофер близки по значению к показателю для Сорбифера Дурулес. Выводы: применение препарата Сорбифер Дурулес для лечения и профилактики ЖДА беременных является более фармакоэкономически выгодным, чем применение препаратов трёхвалентного железа.

Бат Н.М., Павлюченко И.И., Тугуз Н.С. 351

Ключевые слова: лекарственные препараты антиоксидантного и антигипоксантного действия, ассортимент, заводы-производители, врачебные назначения, фармакоэкономический анализ. Цель: изучение фармацевтического рынка лекарственных препаратов антиоксидантного и антигипоксантного действия в Краснодарском крае в рамках ассортиментной политики аптечных организаций и обеспечения лечебного процесса в медицинских организациях. Материалы и методы: контент-анализ, математическое моделирование, метод группировки, ассортиментный и фармакоэкономический анализ. Источники информации: отчетные документы: 8 оптовых, 181 аптечных и 3 медицинских организаций (МО); 56 историй болезней и 73 медицинских (амбулаторных) карт. Результаты: анализ состояния фармацевтического рынка лекарственных препаратов (ЛП) антиоксидантного и антигипоксантного действия показал, что в Государственном реестре лекарственных средств (ГРЛС), разрешенных к применению в РФ зарегистрировано: 24 международных непатентованных наименований (МНН) ЛП, в том числе: 16 – антиоксидантного, 8 – антигипоксантного действия. МНН включают 88 торговых наименований (ТН) ЛП: 55 – антиоксиданты, 33 – антигипоксанты. Установлено, что на фармацевтическом рынке Краснодарского края (КК) присутствуют 66,7% от зарегистрированных в ГРЛС, 15 МНН ЛП, в том числе: 11 – антиоксидантного, 4 – антигипоксантного действия. Представлены 60 ТН ЛП (69,2% от зарегистрированных), в том числе: 39 – антиоксиданты, 21 – антигипоксанты. Наиболее представлены ТН в МНН ЛП: антиоксидантного действия – тиоктовой кислоты 20 ТН, этилметилгидроксипиридина сукцината 12 ТН, метилэтилпиридинола 8 ТН; антигипоксантного действия – триметазидин 25 ТН. Дальнейшие маркетинговые исследования и анализ их результатов показал, что для производства ЛП используются фармацевтические субстанции 39 заводов-изготовителей, в том числе, 18 (46,2%) зарубежные и 21 (53,8%) отечественные. Производство данных ЛП осуществляется 59 заводами-производителями из них: 44 (74,6%) отечественные и 15 (25,4%) зарубежные (из 8 стран). Поступающие в КК ЛП производства 46 заводов-изготовителей, в том числе 34 отечественные и 12 зарубежные. Установлено, что из ЛП антиоксидантного и антигипоксантного действия к жизненно необходимым и важнейшим (ЖНиВ) ЛП отнесены и подлежат отпуску из аптечных организаций по рецептам 17 ТН ЛП тиоктовой кислоты и 11 ТН ЛП этилметилгидроксипиридина сукцината. По действующей в регионе системе ценообразования на ЖНиВ ЛП в ценовой сегмент формируемый аптечными организациями стоимостью: до 50 руб. и формирования предельной розничной наценки до 25% попал 1 ЛП, средняя торговая наценка составила 24,2%, средние торговые наложения – от 4,40 до 7,40 в руб.; от 50 руб. до 500 руб. и предельной розничной наценки до 24% попали 11 ЛП, средняя торговая наценка составила 21,85%, средние торговые наложения ЛП – от 22,54 до 111,95 в руб.; более 500 руб. и предельной розничной наценки до 23% попали 9 ЛП, средняя торговая наценка составила 21,06%, средние торговые наложения – от 123,42 до 374,67 в руб. Фармакоэкономический анализ минимизации и эффективности затрат показал, что среди ЛП наименьшие затраты на курс лечения одного пациента в амбулаторных условиях (600 мг ´ 90 дней) составил Октолипен в капсулах – 1674 руб., а в стационаре пришлись на использование ЛП Тиолепта в ампулах 2835,00 руб. и ЛП Октолипена в ампулах – 3104,10 руб. (1800 мг ´ 15 дней). Установлена экономическая выгода отечественного ЛП Октолипена в ампулах в сравнении с зарубежными аналогами, высвобождаются финансовые средства на лечение 30 больных из 100, получающих лечение. Среди ЛП выигрыш «упущенных возможностей» наблюдали при закупке и использовании госпитальной упаковки Мексидола 5% 5 мл № 20, закупка и использование которого в сравнении с упаковкой 5 мл № 5 дает экономическую выгоду для лечения дополнительно 2-х больных из 100, получающих лечение. Выводы: установлено, что не все ЛП антиоксидантного и антигипоксантного действия имеются в наличия на фармацевтическом рынке КК, что позволяет судить о их недостаточной насыщенности в регионе. ЛП, поступающие в регион в основном отечественного производства. Установлена экономическая выгода для аптечных организаций при реализации ЖНиВ ЛП стоимостью более 500 руб. Среди ЛП выигрыш «упущенных возможностей» наблюдали у ЛП отечественного производства и ЛП госпитальных упаковок, закупка и использование которых дает экономическую выгоду для лечения больных.

Архипова Е.И., Решетько О.В., Яковлев Д.С. 454

Ключевые слова: антибактериальные препараты, фармакоэпидемиология, рациональная фармакотерапия. Цель исследования: оценить особенности антибиотикотерапии (АБТ) внебольничных пневмоний (ВП) у детей, находившихся на лечении в специализированном педиатрическом стационаре г. Саратова и ее соответствие рекомендациям Союза педиатров России (СПР) и российского респираторного Общества (РРО). Материалы и методы: проведено открытое фармакоэпидемиологическое исследование, основанное на сплошном анализе медицинских карт стационарных больных (форма 003/у), с диагнозом «Внебольничная пневмония, средней степени тяжести» (МКБ-J18.0), прошедших курс лечения в одном из стационаров г. Саратова. Критерии включения в исследование: возраст пациентов от 3 месяцев до 15 лет, основной клинический диагноз на момент выписки из стационара ВП, отсутствие на момент пребывания в стационаре других инфекционных заболеваний. Критериями исключения являлись: неподтверждённый диагноз ВП, другие инфекционные заболевания органов дыхания. Результаты: проанализировано 150 историй болезней пациентов с ВП, госпитализированных в период времени с 01.09.2015 г. по 30.04.2016 г. Среди больных мальчиков было 56 %, девочек – 44 %. Антибиотики (АБ) на амбулаторном этапе принимали 82 (54,6 %) пациента. При этом у 81,7 % зарегистрирована терапия одним АБ, у 18,3 % – последовательная терапия или одновременное назначение нескольких АБ. Среди больных, получавших АБ, у 41,5 % применялись цефалоспорины III поколения, у 26,8 % – пенициллины, у 24,4 % – макролиды, у 2,4 % – аминогликозиды. В 4,9 % случаев данные отсутствовали. Стартовая АБТ в стационаре назначалась всем больным. Так, монотерапия АБ была назначена 122 (81,3 %), а комбинированная терапия – 28 (18,7 %) пациентам. При рассмотрении стартовой монотерапии было выяснено, что 75,4 % больных получали цефалоспорины III поколения. Ингибитор защищенный цефалоспорин III поколения (цефоперазон+сульбактам) был назначен 20,5 %; цефалоспорины IV поколения (цефепим) – 1,6 %; аминогликозиды (амикацин) – 2,5 % больным. Это противоречит клиническим рекомендациям. В структуре стартовой комбинированной АБТ преобладало назначение ингибиторзащищенных цефалоспоринов III поколения (цефоперазон+сульбактам у всех больных) с макролидами (азитромицин) – 28,6 % и с аминогликозидами (амикацин) – 25 % пациентов. Все АБ стартовой терапии монотерапии назначались парентерально (в/м). Таким образом, не выполнялись клинические рекомендации по лечению ВП у детей по назначению в качестве препарата первой линии амоксициллина и использованию ступенчатой АБТ. Кроме того, 74 (49,3 %) пациентам назначался второй курс АБТ. У 74,2 % пациентов использовались макролиды и азалиды, у 19,4 % – цефалоспорины III поколения с ингибитором β-лактамаз, у 4,8 % – аминогликозиды, в 1,6 % случаев – фторхинолоны. При этом у 59 (39,3 %) больных второй курс АБТ применялся без видимых причин на фоне явного клинического улучшения после первого курса, что не соответствует клиническим рекомендациям. Монотерапия при этом курсе предписывалась 89,8 % пациентов, комбинированная АБТ – 10,1 %. Наиболее применяемым препаратом при монотерапии был азитромицин (71,6 %). Для комбинированной терапии при втором курсе АБТ применялись макролиды (азитромицин) в сочетании с аминогликозидами (амикацин) у 50 % пациентов, у 42 % – с цефалоспоринами III поколения с ингибитором β-лактамаз (цефоперазон+сульбактам), в 8 % случаев – с цефалоспоринами IV поколения (цефепим). В связи с неэффективностью терапии замена АБ проводилась лишь 10 % пациентам. При этом только одному больному провели смену АБ на 2-3 сутки. Замена АБ 8 пациентам на 6-13 день лечения была обусловлена сохраняющейся клинической симптоматикой. Следовательно, у больных отмечалась слабая положительная динамика, а им не проводили своевременную смену АБ, что не соответствует клиническим рекомендациям. Выводы: антибактериальная терапия ВП у детей не соответствует действующим в настоящее время рекомендациям СПР и РРО. Следовательно, необходимо проведение образовательных мероприятий для врачей с целью улучшения приверженности современным национальным рекомендациям по лечению ВП у детей и повышения рациональности АБТ при нем.

Абдурахманов А.К., Арденова Н.Н., Бабаев В.Д., Решетько О.В. 470

Ключевые слова: сахарный диабет, синдром диабетической стопы, фармакоэпидемиология. Цель: проанализировать структуру назначений лекарственных средств больным с синдромом диабетической стопы (СДС) в условиях стационара и оценка данной терапии с позиции соответствия рекомендациям Европейской группы по изучению диабетической стопы 2015 г. (Diabetic Foot Study Group of the EASD, IWGDF, 2015). Материалы и методы: проведено ретроспективное фармакоэпидемиологическое исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных специализированного отделения многопрофильной больницы г. Саратова, находившихся на лечении в период с августа 2017 г. по ноябрь 2017 г. На каждый случай заполнялась специально разработанная индивидуальная регистрационная карта. Собранные данные обрабатывались с помощью компьютерной программы Excel для Windows 10. Результаты: проанализирована 21 медицинская карта стационарных больных с диагнозом «Синдром диабетической стопы». Из них 38,1 % – мужчины, 61,9% – женщины, средний возраст больных 66±8 лет. Средняя продолжительность госпитализации составила 14±5 дней. У всех пациентов наблюдался нейришемический вариант СДС. Длительность сахарного диабета на момент госпитализации составила 12,3±9 лет. Первостепенной задачей в лечении СДС является коррекция углеводного обмена. Уровень гликированного гемоглобина на момент госпитализации был 8,1±1,2%. В ходе исследования было выявлено, что все пациенты получали инсулинотерапию по индивидуальной схеме. Параллельно с сахароснижающей терапией обязательно должно проводиться лечение раневого дефекта. Всем пациентам при поступлении была назначена антибактериальная терапия, 54% из которой пришлось на цефотаксим и по 23% на цефтриаксон и комбинацию амоксициллин/ клавулановая кислота, что соответствует современным рекомендациям по антимикробному лечению СДС. В 31% случаев проводилась смена антибактериальных препаратов после получения результатов бактериологического исследования. Необходимо отметить, что для местного лечения не использовались лечебные перевязочные высокотехнологичные средства, а применялся более дешевый перевязочный материал – стерильная марлевая салфетка с мазью «Левомеколь», относящаяся, по мнению экспертов, к малоэффективным средствам. В стационаре также проводилась терапия, направленная на улучшение реологических свойств крови и гиполипидемическая терапия. Это необходимо для улучшения просвета сосудов артериального и микроциркуляторного русла. 85% больных получали антиагрегант – ацетилсалициловую кислоту в дозировке 100 мг в сутки и 31% пациентов была назначена гиполипидемическая терапия аторвастатином. Ни в одном из случаев в лист назначений не входили средства, влияющие на метаболизм нервной ткани (α-липоевая кислота), для предотвращения дальнейшего распространения полинейропатии. Выводы: стационарную практику фармакотерапии СДС в целом можно считать удовлетворительной. Все пациенты получали терапию инсулином и антибактериальными препаратами. Большинство больных получали антитромботическую терапию. Необходимо отметить отсутствие назначений α-липоевой кислоты и неиспользование высокотехнологичных средств для местного лечения язвенных поражений стопы.

Абдурахманов А.К., Бабаев В.Д., Левитан А.И., Новиков Д.Е., Решетько О.В. 344

Ключевые слова: сахарный диабет, синдром диабетической стопы, фармакоэпидемиология. Цель: проанализировать структуру назначений лекарственных средств больным с синдромом диабетической стопы (СДС) в условиях стационара и оценка данной терапии с позиции соответствия рекомендациям Европейской группы по изучению диабетической стопы 2015 г. (Diabetic Foot Study Group of the EASD, IWGDF, 2015). Материалы и методы: проведено ретроспективное фармакоэпидемиологическое исследование, основанное на анализе медицинских карт стационарных больных специализированного отделения многопрофильной больницы г. Саратова, находившихся на лечении в период с августа 2017 г. по ноябрь 2017 г. На каждый случай заполнялась специально разработанная индивидуальная регистрационная карта. Собранные данные обрабатывались с помощью компьютерной программы Excel для Windows 10. Результаты: проанализирована 21 медицинская карта стационарных больных с диагнозом «Синдром диабетической стопы». Из них 38,1 % – мужчины, 61,9% – женщины, средний возраст больных 66±8 лет. Средняя продолжительность госпитализации составила 14±5 дней. У всех пациентов наблюдался нейришемический вариант СДС. Длительность сахарного диабета на момент госпитализации составила 12,3±9 лет. Первостепенной задачей в лечении СДС является коррекция углеводного обмена. Уровень гликированного гемоглобина на момент госпитализации был 8,1±1,2%. В ходе исследования было выявлено, что все пациенты получали инсулинотерапию по индивидуальной схеме. Параллельно с сахароснижающей терапией обязательно должно проводиться лечение раневого дефекта. Всем пациентам при поступлении была назначена антибактериальная терапия, 54% из которой пришлось на цефотаксим и по 23% на цефтриаксон и комбинацию амоксициллин/ клавулановая кислота, что соответствует современным рекомендациям по антимикробному лечению СДС. В 31% случаев проводилась смена антибактериальных препаратов после получения результатов бактериологического исследования. Необходимо отметить, что для местного лечения не использовались лечебные перевязочные высокотехнологичные средства, а применялся более дешевый перевязочный материал – стерильная марлевая салфетка с мазью «Левомеколь», относящаяся, по мнению экспертов, к малоэффективным средствам. В стационаре также проводилась терапия, направленная на улучшение реологических свойств крови и гиполипидемическая терапия. Это необходимо для улучшения просвета сосудов артериального и микроциркуляторного русла. 85% больных получали антиагрегант – ацетилсалициловую кислоту в дозировке 100 мг в сутки и 31% пациентов была назначена гиполипидемическая терапия аторвастатином. Ни в одном из случаев в лист назначений не входили средства, влияющие на метаболизм нервной ткани (α-липоевая кислота), для предотвращения дальнейшего распространения полинейропатии. Выводы: стационарную практику фармакотерапии СДС в целом можно считать удовлетворительной. Все пациенты получали терапию инсулином и антибактериальными препаратами. Большинство больных получали антитромботическую терапию. Необходимо отметить отсутствие назначений α-липоевой кислоты и неиспользование высокотехнологичных средств для местного лечения язвенных поражений стопы.

Лещенко И.В. 543

Бронхиальная астма (БА) - актуальная проблема здравоохранения. Лечение БА основывается на уровне контроля заболевания. Изменение структуры базисной терапии и смена ингаляторов являются основными причинами обострений БА и увеличения материальных расходов. Применение режима «Symbicort Maintenance And Reliever Therapy» (SMART) способствует эффективному решению задач в достижении контроля астмы: а) обеспечению текущего контроля или купирование симптомов и б) снижению рисков обострения заболевания. Улучшение контроля БА позволит снизить стероидную нагрузку, сократить число госпитализаций и вызовов скорой медицинской помощи больными БА. Ключевые слова: контроль бронхиальной астмы, льготное лекарственное обеспечение, комбинированная базисная терапия, эффективность

1 | 2 | 3